katmoor (katmoor) wrote,
katmoor
katmoor

Categories:

продуктивные отношения бизнес-элиты и государства

Сложившаяся на рынках ситуация очень ярко высветила одну фундаментально важную ложь, в которую у нас многие поверили в 1990-е. Эта ложь заключается в том, что государство — всего лишь "ночной сторож", а единственная ответственность бизнеса (да и гражданина) заключается в том, чтобы платить налоги, да и то лишь если государство себя "хорошо ведет". Соответственно, идея о том, что бизнес связан с государством и обществом не только налоговыми отношениями, но еще и общими интересами и судьбой, до сих пор кажется многим реликтом то ли "красного проекта", то ли "пещерного национализма".

Это не просто инфантильная, но и контрпродуктивная позиция. Правильные и продуктивные отношения бизнес-элиты и государства отличаются от схемы "платим налоги и требуем услуг" в той же степени, в какой стабильный брак отличается от проституции. Это не идеалистическая позиция, как может показаться тем, кто привык воспринимать тезис "у капитала нет родины" как некую аксиоматичную реальность. У "глупого" капитала родины действительно нет, а у "умного и желающего размножаться" капитала есть не только родина, но и деятельная забота о ней. И дело тут не в фейковых мероприятиях "социальной ответственности" для галочки и выполнении производственных планов пиар-отделов, а в реальном понимании того, что бизнес без сильного государства — это жертва, и это понимание предполагает деятельное участие в жизни государства, его поддержку и разделение его рисков. Россия — это, вообще-то, страна, которую как минимум один раз спасло то, что сегодня можно было назвать патриотическим краудфандингом. В контексте геополитического кризиса Кузьма Минин занимался не сравнением московского, польского и шведского налоговых режимов и бизнес-климатов, а собрал деньги на земское ополчение. Для бизнес-элит, которые хотят долго и успешно развиваться, именно такое отношение к государству является наиболее рациональным и прагматичным.



Кстати, у нас любят приводить в качестве примера исследование Банка Италии, согласно которому список главных налогоплательщиков Флоренции якобы не очень изменился за шесть столетий: среди наиболее состоятельных налогоплательщиков XV и ХХI веков совпадают почти 900 фамилий. Эта история очень важна для сегодняшнего дня. Из нее обычно делают вывод, что у богатых все схвачено, и приплетают какие-то скороспелые умозаключения об отсутствии социальной мобильности, но история флорентийских налогоплательщиков не об этом.
Флоренция, как и многие итальянские города-государства, в XV веке финансировала свои войны и вообще внешнюю политику за счет займов, фактически выпуская государственные облигации. Примерно десять тысяч самых состоятельных флорентийцев были вынуждены эти облигации покупать, это было что-то вроде обязательной нагрузки к подданству, причем кредитовать государство приходилось пропорционально объему имущества конкретного гражданина. По этим облигациям платился процент, и у этих облигаций был вторичный рынок (почти как сегодняшняя биржа), что позволяло желающим покупать и продавать долговые обязательства города-государства.

Цены на вторичном рынке отражали надежды, страхи или панику инвесторов, и эти цены сильно зависели от геополитической обстановки, примерно как и в нынешние времена. В моменты, когда казалось, что Флоренции конец, бегущие из города "элитарии" продавали эти самые облигации с диким дисконтом в 80-95% для того, чтобы покинуть город с наличностью. Получалось, образно говоря, что можно было за пять копеек купить один рубль городского долга, который еще и пять процентов годовых платил, но только если Флоренция выживала и побеждала.

Такую инвестицию мог сделать только тот, кто собирался быть со своим городом до конца. Но если инвестиция срабатывала, то даже при элементарном отсутствии дефолта инвестор мог как минимум удесятерить свои деньги. Сохранившиеся через века богатые флорентийские семьи (те самые 9% из десяти тысяч) — это в определенном смысле наследники тех влиятельных флорентийцев, которые в моменты кризиса, паники, полного упадка и ощущения неминуемого конца не только не продавали свои "государственные облигации", но и за гроши покупали их у тех, кто бежал из города. Именно те, кто был готов идти до конца и "покупать, когда их собственная кровь лилась на улицах", становились финансовой и политической элитой. Именно так и формировался костяк национальной элиты, которая пережила века. Применительно к сегодняшней ситуации: если кому-то в российских верхних эшелонах бизнеса сегодня слишком плохо и слишком страшно, то пусть сваливают, пусть продают активы с большим дисконтом или государству, или тем, кто готов "покупать, когда льется кровь", а не в расчете на то, что актив можно будет купить и потом впарить западному стратегическому инвестору.

Россия в целом от такого переформатирования элит только выиграет, а тем, кто очень переживает по поводу того, что напуганные санкциями бизнесмены своим бегством лишат Россию своих многочисленных управленческих талантов, хочется напомнить шутку: когда с корабля сбежали все крысы, корабль перестал тонуть. Доля шутки в ней намного меньше, чем кажется. А в долгосрочной перспективе сегодняшняя паника — это, скорее всего, просто хороший момент для того, чтобы выгодно инвестировать в Россию.


РИА Новости https://ria.ru/analytics/20180411/1518339529.html




Tags: идеология, экономикс
Subscribe

  • (no subject)

    Прежде всего я категорически отказываюсь расценивать события последних трех месяцев в Германии с точки зрения немецких евреев, урезанных в их…

  • Ильин о русском фашизме

    С 1928 по 1930 год Иван Ильин организовал издание журнала «Русский Колокол», одного из главных контрреволюционных, антисоветских…

  • Подводя итоги.

    было краткое от РТ . Это текст фактически полного выступления. Речью председателя Государственной Думы, расставлены не просто все точки над и, но…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments