September 23rd, 2012

ДАRPА RU

В России создается аналог американского агентства передовых оборонных исследовательских проектов. В нашей стране структура будет называться Фондом перспективных исследований, и подчиняться правительству России, возможно, войдет в структуру Военно-промышленной комиссии. Аналог американского агентства передовых оборонных исследовательских проектов, известного по аббревиатуре ДАRPА, создается у нас впервые. В Соединенных Штатах это подразделение Пентагона отвечает за поиск и разработку новых технологий для использования в интересах вооруженных сил.

Инициатор образования Фонда – заместитель главы кабинета министров и председатель ВПК Дмитрий Рогозин. Лично он возлагает на новое детище большие надежды. По его словам, одна из серьезных проблем, исторически тормозивших динамичное продвижение различных прорывных открытий в практику, заключалась в отсутствии прочной связи между фундаментальной наукой, прикладными исследованиями и промышленностью. Как сейчас сказали бы, с внедрением инноваций в рынок.

С этим нельзя не согласиться.

Примеров того, как по-настоящему гениальные разработки советских ученых в полной мере реализовывались на Западе или в Японии, но только не в СССР – предостаточно.

Впрочем, и в царской России отечественным изобретателям приходилось трудно. Власти и тогда косо смотрели на своих самородков, отдавая предпочтение западным техническим новинкам. Не на пустом месте родились слова песни о «Дубинушке». Это «англичанин-мудрец, чтоб работе помочь», создавал за машиной машину, а наш русский мужик… Да что там мужик! Прекрасный инженер и даже контр-адмирал Александр Можайский не смог пробить бюрократическую стену и сделать Россию первой авиастроительной державой в мире.

Ситуация с тех пор особенно не изменилась, но дальше так продолжаться не может. Поэтому-то и было, по инициативе Д. Рогозина, принято решение о создании Фонда перспективных исследований. Примечательно, что под новую структуру сразу подводится законодательная база. Первое чтение в Государственной Думе по законопроекту, касающемуся регламентации деятельности Фонда, состоялось. Есть основания надеяться, что до конца года весь законодательный путь будет пройден, и новый институт начнет работать. Он будет заниматься и обеспечением фундаментальных исследований, и венчурными разработками.

По словам Д. Рогозина, Фонд будет распоряжаться большими деньгами, которые не станут «размазываться как каша по тарелке, по разным программам». Их сконцентрируют и направят на наращивание реального потенциала фундаментальных исследований, связывая их с прикладными разработками, которые будут перекладываться на конкретные технологии в интересах обороны.

Органично впишется в работу Фонда и Центр национального авиастроения, который создается в подмосковном Жуковском под общим руководством Д. Рогозина.

Под Москву из столицы переведут все промышленные предприятия, связанные с авиастроением, расширят и укрепят базу существующих там гигантов прикладной науки – ЦАГИ и ЛИИ. Кроме того, в Жуковском возникнет крупнейший в мире центр подготовки авиационных конструкторов, инженеров, технологов и высококвалифицированных рабочих авиапрома. Появится уникальная возможность достаточно оперативно испытывать на экспериментальных летательных аппаратах самые сумасшедшие идеи, которые на поверку могут оказаться гениальными. Кроме авиационных направлений, науку с практикой сейчас пытаются связать и в других отраслях оборонки. В частности, в подмосковном Климовске, на базе всемирно известного Центрального научно-исследовательского института точного машиностроения - опять же по инициативе Д. Рогозина - образован центр по созданию стрелковых систем.

Там в едином коллективе работают ведущие разработчики автоматов, пулеметов, пистолетов, винтовок, а также воинской амуниции – бронежилетов, касок, средств индивидуальной связи и многого другого, и те, для кого все это создается – представители Вооруженных сил. Представители эти – люди очень опытные, обстрелянные, прошедшие огонь и воду, они прекрасно знают, какое оружие и какая амуниция им нужна. Ратные люди подсказывают конструкторам, какие изменения необходимо внести в тот или иной образец, чтобы он наилучшим образом отвечал условиям боя. Их оперативно учитывают и тут же испытывают в полигонных условиях.

Всего за несколько месяцев в центре родилось столько прорывных идей, многие из которых уже воплощены в металле, что, глядишь, в скором времени не только автоматом Калашникова прославится Россия.

Вполне возможно - оружие, защита и обмундирование воинов Отечества станут в XXI веке лучшим в мире. И это не фантазия.

К фантазиям легко отнести идею Д. Рогозина приступить к созданию лунных баз. Сегодня такая мысль, конечно же, кажется нереальной. А можно было представить в 1950-м, что через 11 лет СССР запустит в космос человека? Только что отменили продовольственные карточки, страна еще жила впроголодь, почти вся ее европейская часть оставалась в руинах. Какие космические корабли? И вообще, что это такое? Но мировая эра космонавтики началась всего через семь лет, а в 1961-м имя Юрия Гагарина стало самым известным на планете.

Д. Рогозин неоднократно подчеркивал, что мы – страна космических первопроходцев, страна Циолковского, Цандера, Королева, Гагарина. Уже подзабылось, что мы первыми послали автоматические станции к другим планетам, мы первыми сделали снимки обратной стороны Луны, мы первыми создали орбитальные космические станции. Великие цели воплощались в великие проекты, в великие дела. А сейчас как-то все «сдулось», иначе и не скажешь.

Требуется вернуть энергетику, взбудоражить народ, предложить что-то совсем невероятное, возбудить общественный интерес к космическим программам. И заявление о лунных базах взорвало ситуацию застоя и апатии. О космосе заговорили все и сразу. В разной тональности, но заговорили.

Кстати, Д. Рогозин первым из высокопоставленных государственных деятелей открыто сказал: наши неудачи в космосе не ведомственная проблема, а проблема нации в целом.

И решать ее придется только консолидировано и публично. Аварии с пусками он образно уподобил фурункулу, который бесполезно лечить, если болен сам организм.

Для исправления ситуации, настоящего прорыва необходима некая сверхзадача. Председатель ВПК, курирующий космическую промышленность, эту задачу и поставил. Под такую программу можно консолидировать и оптимизировать космическую промышленность, которая загружена всего на пятьдесят процентов, можно давать задания на разработку новых ракет и новых материалов для строительства лунных городов. Можно придать такой импульс всей отечественной промышленности, который пробудит ее от какого-то летаргического сна, в который ее погрузили двадцать лет назад.

И ведь лунные базы - не пустая фантазия. Это очень даже естественный ход развития практической космонавтики. В перспективе такие базы могут стать международными космическими портами. С них легче отправлять экспедиции в дальний космос и к другим планетам. С них гораздо проще исследовать астероиды и создавать там эффективные комплексы защиты Земли от блуждающих космических странников. Так что строительство баз на Луне с точки зрения практической пользы гораздо нужнее земной цивилизации, чем исследование Марса с использованием нынешних технологий и продолжение мало кому понятного обслуживания МКС.

Реализовать амбициозную лунную программу, о которой заявил Д. Рогозин, будет значительно проще, если в стране эффективно заработает Фонд перспективных исследований. А чтобы он заработал, надо извлечь уроки не из столь уж давнего прошлого.

Если анализировать все, что говорится и пишется о российском аналоге американской ДАRPА, то получается: создатели нашего Фонда предполагают начинать работу с чистого листа. Планируется набрать группу молодых, креативных, очень энергичных людей, естественно, со знанием иностранных языков и свободно владеющих компьютерными технологиями, которые и станут фонтанировать научно-прикладными идеями. А здесь сразу вылезает такая засада, попав в которую про прорыв можно просто забыть. В мир интернета Россия вошла не так давно. Но уже обозначилась очень печальная практика. Люди, какими бы талантливыми от природы они ни были, если ведут свое образование только при помощи «компов» и «сети», попадают в зависимость от этой мировой паутины так, что ничего сами родить уже не могут – если говорить о по-настоящему творческих идеях. Начинаются сплошные компиляции и сплошная вторичность. Опять же молодые-креативные абсолютно уверены, что до них ничего путного не было, они все начнут с нуля и обязательно создадут нечто великое. Ой ли?

Почти всегда новое – хорошо забытое старое. Так вот, уже в новой России в начале 1990-х годов была попытка создать то, что сейчас делает Дмитрий Рогозин и о чем он, скорее всего, не знает.

А началось все еще при Михаиле Горбачеве, в «перестройку». Проблема внедрения инновационных разработок в промышленность тогда была, наверное, острее, чем сейчас. По простой причине – нефть на мировом рынке стоила копейки. В рамках неповоротливой плановой экономики, при наличии тяжеловесной структуры ведомств и министерств требовался радикальный шаг, требовалась структура, выходящая за рамки государственного регулирования, но находящаяся под полным госконтролем и работавшая на государство. Так появился внедренческий кооператив АНТ, находившийся под полным контролем КГБ. Те, кто застал начало перестройки и бум кооперативного движения, должны помнить громкий скандал, разразившийся вокруг АНТа. Кооператив, минуя все органы государственной власти, напрямую пытался продать эшелон танков Т-72 куда-то за границу. Не будем восстанавливать ту историю. Скажу лишь, что АНТ действительно в мутное время зарабатывал большие деньги на подчас мутных сделках. Но заработанные деньги должны были быть вложены в промышленное внедрение совершенно уникальных научно-технических разработок, хранившихся в архивах КГБ, наверное, еще со времен ГУЛАГа. При том, что аналогов им в мире до сих пор нет. Были на подходе и совершенно новые разработки. Увы, деньги накопили, а вложить не успели – разразился «танковый скандал», внедренческий кооператив закрыли с позором, все накопления ушли в бездонный бюджет Союза.

В 1992-м, при поддержке людей из ближайшего окружения Бориса Ельцина, был организован Центр исследований наукоемких технологий - ЦИНТ. Упор был сделан на самые новые разработки отечественных гениев. В актив ЦИНТ собрали около сорока технологий гражданского назначения в области новых материалов, медицины, экологии – лучшее из того, что было накоплено в секретных исследовательских структурах КГБ и министерства обороны СССР, и что можно было пустить в рыночный оборот.

Увы, то время вошло в отечественную историю не промышленной революцией, а печальной памяти залоговыми аукционами, продажей-перепродажей приватизированных предприятий и спекуляциями на сырье, цены на которое стремительно пошли в гору. Существование и развитие ЦИНТ в системе быстро сложившихся ценностей довольно быстро потеряло всякий смысл. Даже прямой выход его руководителей на президента Б. Ельцина благому делу не помог.

Между тем, осталось немало уникальных разработок, которые действительно могли бы при массовом внедрении совершить революцию в целом ряде областей: промышленности, сельском хозяйстве, медицине и экологии.

И кто о них знает?

Один пример. Мы упорно считаем, что цифровые технологии пришли к нам из-за границы, хотя впервые связь на основе цифровых систем была опробована еще в СССР. Так вот, современная российская цифровая телефония, по мнению очень компетентных специалистов, на несколько порядков превосходит все западные аналоги, будучи значительно дешевле. Внедрение отечественных разработок – это качественный скачок в мире цифровых телекоммуникаций. Но пробить глухую оборону наших чиновников от связи, похоже, труднее, чем построить лунную базу и даже организовать экспедицию на Марс. Вся «цифра» покупается на Западе, даже для нужд ОПК. И ВПК, председателем которой является Дмитрий Рогозин, на ситуацию повлиять, по всей видимости, просто не может. Есть и масса других разработок: сверхтонкая сенсорика для медицинских целей, оригинальные ветровые генераторы электроэнергии, уникальные двигатели Кузнецова, по удельной мощности и компактности не имеющие равных в мире, и многое другое. Выдумывать не надо. Берите, проверяйте и внедряйте.

Вот только захотят ли заниматься чужими изобретениями молодые и креативные сотрудники Фонда с большими полномочиями и огромным финансированием?

Покажет ближайшее время. Но мне почему-то кажется, что если их не «поставить на землю» изначально, они так и не выйдут за пределы мира виртуальной реальности.

И чем же тогда станет русская ДАRPА – рывком в будущее или красивым обещанием?

19.09.12
http://www.ruska-pravda.com/index.php
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.