October 9th, 2012

Никогда богато не жили - не стоило и начинать.

Оригинал взят у kir_degtyarev в Никогда богато не жили - не стоило и начинать.
Навеяло, как обычно бывает, одной дискуссией. Жить надо тяжело. Так говорит один умный человек, и я с ним согласен. Что из себя представляет вся, кроме ХХ века, история человечества, во всяком случае - 99% человечества? Это история крестьян, которые много и тяжело работали, не жировали и жили большими традиционными многодетными семьями.
Что произошло совсем недавно, по историческим меркам? Произошёл распад традиционной семьи и резкое падение рождаемости. За счёт этого и произошёл резкий рост материального уровня жизни - и на Западе, и в России. Разумеется, не только за счёт этого, но из-за "освобождения" от бремени большой многодетной семьи - не в последнюю очередь, а то и в первую. Экономический рост и падение рождаемости в XX веке обнаруживают чёткую положительную корреляцию.
Вполне закономерно, что спустя лет 100, или 2-3 поколения, наступает расплата. Общая депопуляция, или, по-русски - вымирание при старении населения и, как следствие, уже не стимул к экономическому росту, а угроза экономического коллапса. Разумеется, в "белых" странах демографические дыры затыкаются пришельцами с юго-востока, но это угроза коллапса уже другого рода, хотя и экономического тоже.
Люди живут за счёт грядущих поколений - это известное высказывание. На протяжении примерно последнего века или, как минимум, полувека (европейцы - раньше, мы - позже) люди в "цивилизованном" мире жили, того страшнее, за счёт своих нерождённых детей. Вот и дожились.
Однако сопоставление впечатляет. Несколько тысяч лет тяжёлой жизни, избавление от которой привело к краху, но уже в течение всего нескольких десятков лет.
Можно сколько угодно говорить о том, "как нам обустроить..." и "как нам выйти из кризиса" и т.д. и т.п., но без изменения того, что специалисты называют демографическим поведением, говорить о чём-либо бессмысленно. Как можно обустраивать что-то или выходить откуда-то, вымирая при этом? "Покойничек перед смертью потел? Это хорошо!"
Однако, если мы - даже не вернёмся, а хотя бы сдвинемся к традиционной семье, нас ждёт падение уровня жизни. Может быть, резкое падение.
Для сравнения, сейчас на 1 женщину детородного возраста в среднем приходится 1,5 ребёнка. Если точнее, то, по данным Росстата за 2009 год, этот показатель был 1,417 для городского населения, 1,9 - для сельского и 1,537 для России в целом.
Так вот, а нужно, чтобы просто не вымирать, 2,5-3; в 1,5-2 раза больше.
Тут могут возразить, что нужно всего 2,1-2,2 с учётом детской смертности. Но, вероятно, здесь не учитывается другое - это сейчас такая низкая детская смертность, при низкой рождаемости и, соответственно, низкой нагрузке на врачей и систему медобслуживания в целом.
В Конго, конечно, детская смертность в 10 или там 50 раз выше, чем в Норвегии. Однако там и детей рождается раз в 5 больше. И будь в Конго медицина такая же, как в Норвегии, всё равно детская смертность там была бы выше (хотя, вероятно, не на порядок) - если детей рождается в 5 раз больше, то на каждого приходится в 5 раз меньше ресурсов.
Итак, для прекращения вымирания нам нужен рост рождаемости в 1,5-2 раза. А это значит прирост "едоков" при  выходе большого количества людей (прежде всего - женщин) из сферы "общественного производства" - кому-то ведь надо заниматься детьми.
Более того, это потребует перестройки всей нашей системы. Поскольку среда наших больших городов вообще не предполагает детей.
Так что выбор между более тяжёлой (в материальном смысле) жизнью сейчас и смертью несколькими десятилетиями позже, может быть, даже сравнительно лёгкой, "нежной" (эв-таназией). Надо выбирать.
А вот как между тяжёлой жизнью и смертью (пусть даже лёгкой) выбрать жизнь - конечно, очень трудный вопрос. Тем более, что его даже трудно поставить. Тут я сам оперировал понятием "рождаемость" - для иллюстрации проблемы, но в этом присутствует отношение к людям (к детям!) как к некоему поголовью. А так тоже нельзя.

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

О настоящем революционере.

60 лет. Идеальный возраст для политика. Если он государственный деятель. И если он уже состоялся к этому возрасту как государственный деятель. И если перед ним стоит задача состояться еще раз на еще более масштабном уровне задачи и он готов эту задачу решить. Это все, безусловно, относится к Путину В.В. То есть может относиться, если он просто решит задачу. Просто спасет страну от грозящей надвигающейся катастрофы. Во второй раз. Только и всего.

В новейшем периоде истории такие задачи не удавалось решать никому. Подобная задача стояла перед Горбачевым, и мы помним, как он с ней справился. Вообще в современной политике подобные задачи решать не принято. В «цивилизованном мире» считается, что таких задач вообще быть не может. А в «недоцивилизованном» людей, способных решать какие-либо глобальные задачи, считается нужным мочить. Умный американский аналитик Харлан Уллман говорил, что в современном мире (он имел в виду в первую очередь Америку) исчезли политики-визионеры. Доведенный до совершенства механизм либеральной демократии идеально отбраковывает таковых, оставляя наверху политкорректную посредственность: именно «политиков» — в смысле — не государственных деятелей. На горизонте, во всяком случае в «цивилизованном мире», не видно не то что рузвельтов или черчиллей, даже рейганов, тэтчеров и колей. Одни меркели с обамами — идеальные политтехнологические «конструкции» для использования в избирательных шоу-кастингах. Современный политический рынок предлагает потребителю эдакие избирательные матрешки — пародии на национальные архетипы на все вкусы. В рамках окончательно победившего во всемирно-историческом масштабе «вашингтонского консенсуса», пресловутого «конца истории», считалось, что этим матрешкам точно не придется решать никаких судьбоносных задач, только выполнять рутинные представительско-имиджевые функции. А тут кризис, глобальный и системный. И что с этим делать?

И что делать Путину среди этих картонных персонажей? Скучно. Это даже, наверное, развращает, поскольку база сравнения заведомо и намеренно занижена. И не с кем о демократии поговорить. Потому что Ганди-то умер...

Если серьезно, предъявляя претензии к Путину по поводу отсутствия ясной стратегии и четких действий в ситуации надвигающегося глобального кризиса, мы отдаем себе отчет, что таковой стратегии нет ни у кого в мире. И никому в голову не приходит приставать с такими претензиями к кому-либо, кроме Путина. Может быть, потому, что они — идеальные продукты недееспособной и исчерпавшей себя системы. А он — нет. Даже когда хочет таковым казаться. И потому что за ними не стоит ничего, никакого реального масштабного деяния. А за ним стоит.
Реанимация

Будучи призванным к власти в первый раз, Путин спас страну, находившуюся в коматозном состоянии. Аккуратненько собрал из останков. Он оказался нужным человеком в нужном месте в нужное время. Идеально нужным. Весь его профессиональный и личностный опыт оказался идеально востребованным для реаниматора с медицинским принципом — «не навреди». Именно тогда, в начале 2000-х, в период реанимации, обнаружились основные его качества. Это полное отсутствие склонности к каким-либо авантюрам и при этом готовность к жестким и решительным действиям в ситуациях крайней необходимости. Но только в них. Чтобы не повторять много раз уже сказанное, вспомним только три примера. Это Чечня. Это Ходорковский. И это, уже позднее, Южная Осетия. Именно тогда Путин проявился как последовательный эволюционер. И все, что можно было выжать из эволюционных методов упорядочения действующей системы, он выжал. И «вертикаль власти» вертикальна и властна настолько, насколько это возможно в рамках действующей системы. А система-то, как мы не раз объясняли, по сути своей, больная, катастрофная.

Тогда на этапе реанимации у Путина не было ни мандата, ни ресурсов как-либо менять эту систему. Иначе реанимация превратилась бы в эвтаназию. Этот этап, можно считать, закончился в тот момент, когда реанимация, по сути, состоялась. И одновременно исчерпались все возможности эволюционного внутрисистемного развития.
Прострация

Этот этап наступал постепенно. Еще за несколько лет до кризиса и до формальной медведевской паузы. Кризис, точнее, его прелюдию 2008–2009 годов, страна действительно прошла относительно безболезненно. Потеряв при этом все иллюзии возможности какого-либо качественного восстановления и развития в рамках действующей системы. Кризис показал абсолютную зависимость этой посткатастрофной модели от внешней конъюнктуры. Он оказался, по сути, кризисом суверенитета. Притом что Путин доказал, что суверенитет России является для него первичной базовой ценностью. Политика в смысле стратегии или каких-то попыток нащупать стратегию замерла, застыла. Сначала экономическая, а затем, в президентство Медведева, удачно подвернувшееся, и внешняя. Не считать же таковой пресловутую «перезагрузку». Осталась одна административная рефлексия. Текущее техническое управление, сопровождаемое модернизационным карнавалом. Эта прострация — что-то вроде искусственной комы, в которую вводят больного, пока нет средств и возможностей для его активного лечения. И если таковые средства и возможности будут найдены, можно будет согласиться, что в этом и была какая-то великая сермяжная правда.
Революция

Путин на вопрос, в чем он видит задачу своего третьего срока, сухо ответил: «Изменение действующей структуры экономики». Казалось бы, какая банальная прагматичная задача. Выполнить которую в реальное время в реальном месте можно только ценой изменения всей действующей модели не только экономической, управленческой, но и социальной и политической. Проще говоря, надо бы сменить общественно-политический строй. Это революция. Сверху. Желательно. Недаром Путин позднее заметил, что России предстоит совершить рывок, по масштабам сопоставимый с тем, что мы совершили в 30-х годах прошлого века. (Заметьте, по масштабам, а не по формам и методам.)

На самом деле то, чего мы добиваемся от Путина, связано не только с политическими (внутри и внешне) рисками, с конфликтами внутри элит, риском нарушения равновесия и пресловутой стабильности — это, по сути, выход из действующей системы, действующей модели экономики и жизни. Не только российской, компрадорско-паразитической, но и глобальной, мировой, где правила игры и разделение труда и отдыха определены достаточно четко. До сих пор путинская Россия при всех претензиях к ней, нарастающем раздражении со стороны мирового регулятора сохраняла абсолютную лояльность действующему финансово-экономическому порядку. Персонификатором чего всегда был Л. Кудрин, продолжающая существовать после него кудринская модель финансовой политики. По определению не суверенной. Это многое объясняет, и за это многое прощают. Опять же понятно, с какими рисками связан бунт против этого порядка.

На самом деле на сегодняшний момент не существует в разработанном рабочем формате ни идеологии, ни тем более технологии «русского прорыва», которую можно было бы представить Путину как возможную к исполнению. Учитывая вышеизложенное: то, что он совсем не авантюрист, предлагать ему «махнуть не глядя» контрпродуктивно. Другое дело, можно было бы говорить, что он и не делает ничего, для того, чтобы такая идеология и технология была разработана. На сегодня по факту это не так. Осталось ее только разработать и предъявить. В виде и качестве, достаточном для использования за рамками забора психиатрической больницы.

Кстати, в этом контексте хотелось бы уточнить сформулированную нашими авторами формулу «патриотизм минус либерализм». (См. Дугин стр. 11) Это все абсолютно верно, если речь идет о политическом либерализме. Много раз говорилось, что русский политический либерализм — это даже не концепция или мировоззрение, а геополитическая ориентация. Посему в России либеральная партия — это всегда партия национального предательства. Что касается либеральных экономических моделей, то они имеют право и обязанность существовать там, где им место. Поскольку более эффективного экономического механизма чем рынок там, где вмешательства государства не требуется по каким-то особым причинам, человечество не придумало. И одна из задач будущей рабочей модели «русского прорыва» — это отделить конкурентный рынок от финансовых паразитов.

Существующая ныне структура экономики не обеспечивает России минимальных гарантий сохранения суверенитета в случае резкого ухудшения внешней конъюнктуры. Наступление этого «случая» безальтернативно. Исходя из понимания того, что для Путина суверенитет является безусловным приоритетом, то есть мы находимся как раз в ситуации крайней необходимости, когда надо принимать жесткие и чреватые риском решения, мы не имеем никаких оснований сомневаться, что такие решения будут приняты. Для этого просто должна быть готова и технология, и идеология. При этом Путину придется преодолеть в себе идеального эволюционера. Путин сумел спасти страну, когда его политический опыт был исчезающе невелик. Сейчас ему предстоит, опираясь на весь свой уже уникальный политический опыт, сделать то же самое во второй раз. 60 лет — это удобный рубеж, и сейчас очень удобный момент, чтобы такой Путин состоялся. В мире найдется мало политиков, которым доводится спасти свою страну дважды. Это большая человеческая удача. Если получится. Мы желаем юбиляру успеха. Искренне, поскольку являемся явно заинтересованными лицамиhttp

Источник
://www.odnako.org/magazine/material/show_21186/

Планы этнических чисток в "Военной доктрине украинских националистов"

Оригинал взят у a_dyukov в Планы этнических чисток в "Военной доктрине украинских националистов"
«Воєнна доктрина» передбачала кардинально відмінні заходи. У розділі «Націоналістичне повстання» читаємо:

[...] Наше повстання не має тільки за завдання зміну політичного устрою. Воно мусить вичистити Україну з чужого, ворожого елєменту й з недоброго власного, ріднього. Тільки під час повстання буде нагода вимести буквально до останньої ноги польський елємент із З[ахідних] У[країнських] З[емель] і в цей спосіб закінчити польські претенсії про польський характер цих земель. Польський елємент, що буде чинно ставити спротив мусить улягти в боротьбі, а решту треба зтероризувати й примусити до втечі за Вислу. Бо не можна до цього допустити, щоб по здобуттю З.У.З., польський елємент міг тут жити побіч Українців. З.У.З. в будучій Українській Державі має бути чистий під національним оглядом, бо ці землі мають особливе значіння для будучої Української держави, й тому не буде часу на боротьбу з польським елєментом, якщо би такий ще вийшов нерозтрощений зовсім з повстання. [...] Треба пам’ятати, що чим більше пропаде під час повстання ворожого елєменту, тим легше буде відбуватися будова Української держави й тим сильнішою вона буде[28].

Наведений фрагмент цікавий тим, що пояснює мотиви прихильників силового очищення західноукраїнських земель від поляків. Ці землі розглядали як «П’ємонт», який має виконати особливу місію – стати базою для визволення всієї України, а згодом забезпечити її розбудову національно свідомими кадрами. Однак, щоб успішно виконати свою історичну місію, західноукраїнський «П’ємонт» передовсім має бути очищений від представників ворожих націй, які можуть вдарити в спину національній революції. Так міркували діячі радикального крила ОУН, чиї думки висловив автор «Воєнної доктрини».

Колодзінський вважав необхідним не лише очистити українські землі від поляків, а й повністю знищити двори польських землевласників як символи чужого панування. Він писав: 

Польський двір не є тільки визискувачем робочої сили укр[аїнського] села, але також символом польської влади й центром деморалізації. У дворі громадяться всі польські сили. Кожний Поляк знаходить там моральну й матеріяльну поміч. Звідси беруть початок всі польські патріотичні імпрези. Польський «ксьондз», учитель, діточа шкілка, стшелєц і вся польська голота знаходить пристановище в дворі. В польському дворі стають покритками всі українські бідні дівчата, що стають тут на роботу. За це все, власне, й ненавидить українське село польський двір[29].

Тому, вважав Колодзінський, в ході майбутнього українського повстання «треба знищити до фундаменту польські двори й на тому місці зробити спортивні площі, щоби молода ґенерація юнаків Соборної України гартувала своє здоровля на тому місці, де прадіди й батьки тратили силу й честь». Нищенню польських дворів слід було надати символічного значення. «Таке знищення, – твердив автор, – не буде вандалізмом, але символічним знищенням ворожої влади». Він радив навіть розробити спеціальний ритуал спалення польського двору на зразок руйнування Бастилії[30].

«Воєнна доктрина» Колодзінського передбачала не тільки виметення «до ноги» польського елементу із західноукраїнських земель, а й часткове винищення інших «ворожих» меншин: «Повстання ОУН має знищити живі ворожі сили на укр[аїнських] землях. [...] До тих сил належить рівнож побіч реґулярної армії, ціле вороже населення і всі ті меншини, що ставляться вороже до укр[аїнської] самостійности»[31]. Особливо це стосувалося євреїв:

...3 і пів міліона Жидів не виріжемо підчас повстання, як це проповідують деякі з націоналістів. Безперечно, що гнів українського народу до Жидів буде особливо страшний. Ми не маємо потреби цей гнів гамувати, противно [– маємо його] побільшувати, бо чим більше загине Жидів під час повстання, тим буде краще для української держави, бо Жиди будуть одинокою меншиною, яку не сміємо обхопити нашою денаціоналізаційною політикою. Всі иньші меншини, які вийдуть живими з повстання, будемо денаціоналізувати[32].

Коментуючи цей фрагмент, зауважимо, що ставлення ОУН до євреїв еволюціонувало від пропозицій співпраці з ними в побудові української держави на початку 1930-х рр. до різко антисемітських публікацій наприкінці цього ж десятиліття[33]. Поширенню войовничого антисемітизму сприяли уявлення про виняткову роль євреїв у злочинах комуністичного режиму в СРСР і у світовому комуністичному русі, жорстка конкуренція української кооперації з єврейськими підприємцями на західноукраїнських землях, вплив польського радикального націоналізму, який мав виразно антисемітське спрямування і, нарешті, надії на допомогу нацистської Німеччини в боротьбі за самостійну україну. Новий міф «жидокомуни» накладався на давні стереотипи єврея – лихваря, орендаря і ворога християнської віри. Деякі члени ОУН поділяли поширений в антисемітській літературі погляд про шкідливість змішування з «бездомно-бездержавною» єврейською расою, що, мовляв, може призвести до «ожидовлення» українців і втрати ними державницького інстинкту[34]. Тому-то й Колодзінський виключав євреїв із планів майбутньої денаціоналізації (українізації) меншин.

Ювенальная диктатура торговцев детьми или почему не легализуют короткоствол

Оригинал взят у alexandr_palkin в Ювенальная диктатура торговцев детьми или почему не легализуют короткоствол
Оригинал взят у dimitrimatveevв Ювенальная диктатура
Оригинал взят у friendв Ювенальная диктатура


Лоббист Ювенальной юстиции (социального патроната) Мизулина, очень нервничая, повторила слова Баталиной, раскрыв их более широко:
Ведущая: «Еще раз, с согласия семьи.»
Мизулина: «Только с согласия родителей.»

Из правового анализа проекта федерального закона № 42197-6:

В том же пункте 3 статьи 2 законопроекта указано, что социальный патронат устанавливается органом опеки и попечительства с письменного согласия родителей или иных законных представителей несовершеннолетнего и с учетом мнения несовершеннолетнего, достигшего десятилетнего возраста.

Однако, пунктом 4 статьи 2 законопроекта предлагается предоставить право судам выносить решения об установлении социального патроната в случае, если не установлены достаточные основания для ограничения или лишения родителей (одного из них) родительских прав.

То есть, в случае отказа родителей от установления социального патроната, дело может быть передано в суд, который либо лишит их родительских прав, либо всё - равно назначит социальный патронат.
Collapse )Collapse )

Об удальцове.

Я всегда считал его сволочью. Ну чтож, доказательства того что он натуральный иуда теперь известны каждому.
Ограничимся напоминанием того что люди которые мечтают о том чтобы в россии был кровавый хаос

......Погляди Удальцова мені навіть марксистськими не видалися. ........
......Я не проти, аби такі персонажі як Мітіна та Удальцов прийшли до влади в РФ.......

.....Але не можна не бачити, на скільки будь-який бунт послаблює Росію....

....Не будемо соромитися нашого цинізму, бо кольорові події нам вигідні. Ідеально було б розгортання їх в справжню революцію, коли в державі буде як мінімум двовладдя, сепаратизм, економічний колапс та т. і. Ми це все пережили в 2004 році, хоча в м'якій формі. Але Росія велика і там це має набути більш величних форм......

Отсюда: http://dexteriuzs.livejournal.com/10387.html

Как видим у них обломилось...