katmoor (katmoor) wrote,
katmoor
katmoor

Category:

Коммунисты пишут о коммунистах.

В 1982 году пекинское издательство «Женьминь чубаньшэ» выпустило в свет «Историю второй мировой войны»(1), подготовленную коллективом историков КНР. Тираж книги — 20 тыс. экземпляров(2). Она содержит 734 страницы печатного иероглифического текста, что при переводе на языки с буквенной письменностью составит не менее 1000 страниц. Книга состоит из предисловия, написанного директором Института всеобщей истории АОН КНР профессором Лю Сыму, и пятнадцати глав, в которых, как указано в предисловии, дается «систематизированное изложение событий второй мировой войны».
_______________
1. Чжу Гуйшэн, Ван Чжэньдэ, Чжан Чуньнянь. Диэрцы шицзе дачжань ши (История второй мировой войны). — Пекин, 1982, 734 с.
2. Опубликовано сообщение о подготовке нового тиража книги.



Книга является первым оригинальным трудом по истории второй мировой войны, созданным китайскими учеными. Она написана главным образом на основе источников, опубликованных в разное время за рубежом, хотя следует заметить, что новейшие исторические исследования представлены в ней далеко не полно. Данных об использовании каких-либо архивных материалов не приводится. Имеются лишь ссылки на опубликованные в ряде стран сборники дипломатических документов. Китайские источники представлены в основном произведениями Мао Цзэдуна, несколькими статьями мемуарного характера и некоторыми справочными материалами.

Приступая к подготовке своего труда, авторы, по их словам, ставили перед собой задачу «выяснить подлинную сущность второй мировой войны на основе анализа самых различных суждений... отделить все правильное от ошибочного, чтобы воссоздать подлинный облик истории второй мировой войны... углубить познания в отношении истоков современных войн, их сущности и закономерностей» (предисловие, с. 2). Исходя из того что труды по истории второй мировой войны, вышедшие за пределами Китая, не дают, по мнению авторов, должного освещения антияпонской войны, они намеревались более полно показать ее «место и роль во второй мировой войне» (предисловие, с. 3). В качестве общей методологической установки был принят принцип «излагать события полно или кратко в зависимости от степени их важности, стремясь отводить каждому событию то место, которого оно заслуживает» (предисловие, с. 3).

Появление подобного труда в стране, ставшей жертвой агрессии еще задолго до начала второй мировой войны, несомненно, вызовет интерес и специалистов, и более широкого круга читателей не только в самом Китае, но и за его пределами. В нашей стране отдавали и продолжают отдавать должное героической борьбе китайского народа с японскими захватчиками в годы антияпонской и второй мировой войн. Поэтому советская общественность, советские историки были готовы искренне приветствовать труд историков страны, являвшейся непосредственной участницей антигитлеровской коалиции и внесшей немалый вклад в дело разгрома японских агрессоров.

Однако при ознакомлении с трудом китайских историков с сожалением приходится отмечать, что наряду с положительными моментами, в частности разоблачением захватнической политики империалистических государств-агрессоров, порочной политики «умиротворения», проводившейся западными «демократиями» накануне войны, правдивым показом борьбы народов мира с агрессией империализма в предвоенные годы, героизма и стойкости советских людей на фронте и в тылу в период Великой Отечественной войны, этот труд не лишен целого ряда серьезных недостатков. Декларация авторов о намерении «воссоздать подлинный облик второй мировой войны» на деле зачастую оборачивается солидаризированием их с буржуазными фальсификациями истории этой войны, в ряде случаев приводит к искаженной трактовке ее причин, фактическому отрицанию решающего вклада Советского Союза в разгром фашистско-милитаристского блока. Исходя из того что борьба Китая против японского агрессора «была самой продолжительной, а ущерб и потери — огромными» (предисловие, с. 1), авторы книги стремятся доказать, что решающую роль во второй мировой войне сыграл якобы китайский фронт.

(прим. К.М.  Здесь и далее синим я буду выделять то с чем НЕ согласен,а красним то с чем согласен)


При детальном ознакомлении с книгой становится понятно, что подобные отступления от исторических фактов отнюдь не случайны. Как указывается в предисловии, изданием этой книги китайские историки наряду с восполнением пробела в китайской историографии второй мировой войны намеревались прежде всего «помочь народным массам... вооружиться знаниями, необходимыми для борьбы против гегемонизма» (предисловие, с. 2). Автор предисловия подчеркивает, что «это особенно важно сделать сегодня, когда Советский Союз уже вступил на путь мирового гегемона, повсеместно прибегает к агрессии и становится опаснейшим источником новых конфликтов, а на горизонте снова исподволь появляется призрак новой глобальной войны» (предисловие, с. 2). Таким образом, согласно данной концепции китайских историков следует, что источником военной опасности в настоящее время является не американский империализм, не агрессивный блок НАТО, безудержно подхлестывающие гонку вооружений, а Советский Союз, последовательно выступающий за ликвидацию военной опасности и выдвинувший широкоизвестные предложения, направленные на прекращение гонки вооружений, разоружение, укрепление добрососедства и сотрудничества между государствами.

С определенной «заданностью» связана и та тенденциозность в интерпретации событий второй мировой войны, которая становится заметной с первых же страниц книги. Она находит отражение прежде всего в искажении предвоенной политики нашей страны. Пытаясь подтвердить свою версию об «агрессивности» Советского Союза, авторы ставят его в один ряд с империалистическими государствами. Замалчивая подлинные цели освободительных походов Советской Армии, оказавшей помощь братским народам в их борьбе за воссоединение с СССР, китайские историки трактуют эти события как «вторжение в Польшу», «оккупацию» западных областей Украины и Белоруссии, «отторжение» от Румынии территории Бессарабии и Северной Буковины, присоединение Прибалтийских государств на основе ультимативных требований о реорганизации правительств и введения советских войск на их территорию (с. 228).

Кроме того, авторы пытаются возложить на нашу страну вину и за возникновение советско-финляндской войны 1939—1940 гг., утверждая, что эта война вспыхнула будто бы из-за «отказа Финляндии сдать Советскому Союзу в аренду полуостров Ханко и обменять Карельский перешеек» (с. 228), и обходя такие факты, как враждебный антисоветский курс реакционных правящих кругов предвоенной Финляндии, превративших территорию страны в плацдарм для нападения на СССР, сосредоточение на границе крупных сил, создавших непосредственную угрозу Ленинграду, и артобстрелы советских гарнизонов.

Обращает на себя внимание отличающаяся от общепринятой в марксистской исторической литературе трактовка в труде социально-политического характера второй мировой войны. Общеизвестно, что вторая мировая война началась как схватка двух империалистических группировок. Государства фашистского блока с первого и до последнего дня вели империалистическую, несправедливую войну. Со стороны англо-французской коалиции война на начальном этапе была также несправедливой, империалистической. Однако в ходе войны ее социально-политический характер для буржуазных государств, противостоявших фашистско-милитаристскому блоку, стал изменяться. Это происходило прежде всего потому, что эскалация агрессии создала реальную угрозу порабощения народов многих стран Европы, угрозу их национальной самостоятельности.

Определяющим фактором превращения войны из империалистической в освободительную, справедливую стало участие в ней широких народных масс. Народы Польши( со стороны Польши война с самого начала и до конца носила захватнический характер. К.М.) и Югославии с самого начала вели справедливую войну за свободу и национальную независимость. На освободительную борьбу поднялись народы Греции, Албании, Чехословакии, затем Норвегии, Голландии, Дании, Бельгии и Франции.

Но главным, решающим фактором, обусловившим освободительный характер войны против государств фашистской коалиции, явилось вступление в нее СССР после вероломного нападения гитлеровской Германии.

Так с принципиальных, марксистских позиций объясняют этот вопрос исследователи истории второй мировой войны в Советском Союзе и за рубежом. Китайские историки в своем труде выступают с несколько иными утверждениями. Они считают, что «начальный, империалистический этап второй мировой войны был непродолжительным и длился примерно восемь-девять месяцев (с 1 сентября 1939 по апрель — июнь 1940 г.). В период между 9 апреля 1940 года, когда Германия совершила нападение на Данию и Норвегию, по 18 июня, когда начали действовать силы «Свободной Франции», возглавляемые генералом де Голлем, произошло изменение характера войны, и она из империалистической войны превратилась в войну антифашистскую» (с. 148).(прим.К.М.  окончательно изменение характера войны произошло после нападения фашистов на Грецию и Югославию.)

Авторы книги выдвигают подобный рубеж изменения характера войны с определенной целью, стремясь подвести своего рода «теоретическую базу» под надуманный тезис о советской «агрессивности», чтобы мероприятия Советского Союза по укреплению безопасности своих границ можно было квалифицировать как «агрессивные», поскольку по времени они совпадают с этапом (1939—1940 гг.), определяемым китайскими историками как «империалистический» и «несправедливый».

Эта тень на политику Советского Союза наводится авторами книги не только применительно к предвоенной истории. Они подчеркивают, что «нынешняя обстановка и обстановка накануне второй мировой войны имеют очень много сходных моментов», добиваясь, чтобы читатель воспринимал события 80-х годов по разработанному ими шаблону.

Касаясь вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз, авторы приводят общий состав группировки немецко-фашистских войск, брошенных против нашей страны по плану «Барбаросса», указывают направления главных ударов и результаты первых дней и месяцев войны. В книге также упоминаются мероприятия Коммунистической партии и Советского правительства по отмобилизованию и развертыванию Советских Вооруженных Сил, перестройке экономики на военный лад, эвакуации промышленных предприятий в восточные районы страны, расширению военного производства, перестройке партийного и государственного аппарата и т. д.

В то же время, говоря о причинах поражения гитлеровских полчищ под Москвой, китайские историки используют некоторые избитые постулаты буржуазной историографии. Для объяснения успеха выдающейся операции советских войск, приведшей к разгрому ударных группировок, нацеленных на Москву, авторы труда вновь взяли на вооружение затасканный миф о лютом «генерале морозе»: причину провала фашистского наступления на Москву они видят в первую очередь в неподготовленности немецкой армии к действиям в зимних условиях, а также в просчете Гитлера, который «распылил усилия, направив часть сил на юг, а часть — на северное крыло советско-германского фронта» (с. 256—257).

Авторы труда признают решающее значение Сталинградской битвы и успехов Советской Армии, достигнутых ею в 1943 году. В то же время китайские историки стремятся провести идею значительной «сопричастности» американо-английских союзников к событиям коренного перелома во второй мировой войне. При этом вклад англо-американских союзников в создание коренного перелома авторы труда видят прежде всего в поставках вооружения, оборудования и сырья Советскому Союзу.

Между тем из официальных данных, приводимых как в советских, так и в иностранных источниках(3,) известно, что поставки союзников в 1942-м, наиболее трудном для Советской страны году были весьма незначительными, а согласованная программа поставок выполнена всего на 55 проц. Осенью 1942 года, в самые напряженные для Советских Вооруженных Сил месяцы решающей борьбы за Сталинград и Кавказ, поставки вооружения и оборудования в результате одностороннего акта правительств Англии и США вообще были резко сокращены.
_______________
3. См. История второй мировой войны 1939—1945, т. 12. — Воениздат, 1982, с. 186; История социалистической экономики СССР, т. 5. — М.: Наука, 1978, с. 543; Говард М. Большая стратегия, пер. с англ. — М.; Воениздат, 1980, с. 40—48.


Серьезные возражения вызывает и трактовка авторами труда событий на заключительной стадии второй мировой войны в Европе. Как известно, с завершением освобождения районов Советского Союза, временно находившихся под игом фашистской оккупации, перед Советскими Вооруженными Силами встала важная политическая задача — оказание непосредственной помощи народам Восточной и Юго-Восточной Европы в их избавлении от фашистского гнета. Великая освободительная миссия Советских Вооруженных Сил, к непосредственному выполнению которой они приступили с середины 1944 года, была подготовлена ратными и трудовыми делами советского народа, его верностью принципам пролетарского интернационализма, организаторской и идеологической деятельностью Коммунистической партии Советского Союза(4). Однако в рассматриваемом труде не нашлось места соответствующему разделу, где бы раскрывалась эта благородная миссия Советских Вооруженных Сил.

Дорогой ценой заплатили советские воины за принесенную народам зарубежных стран свободу от немецко-фашистских и японских оккупантов. Более миллиона советских солдат и офицеров погибло, а общие потери советских войск вместе с ранеными и пропавшими без вести составили свыше трех миллионов человек. Советские войска понесли также большие материальные потери(5).
_______________
4. Освободительная миссия Советских Вооруженных Сил во второй мировой войне, изд, 2-е. — М.: Политиздат, 1974, с. 78.
5. Там же, с. 455.



Почти одна треть книги отведена освещению событий антияпонской войны и военных действий на китайском фронте в годы второй мировой войны. Это объясняется не только тем, что книга рассчитана в основном на китайского читателя, в связи с чем события, происходившие в Китае в тот период, вполне естественно, получили более детальное изложение, но и тем, что авторы пытались подобным образом доказать свой тезис о решающей роли китайского фронта во второй мировой войне.

Главную заслугу китайского фронта перед силами, боровшимися против фашистско-милитаристского блока, авторы видят в том, что он сковывал якобы основную массу сухопутных войск Японии, а это, по их мнению, оказывало огромное влияние на ход операций на других театрах и на ход второй мировой войны в целом. «Роль китайского фронта определяется прежде всего тем, — подчеркивается в труде, — что, если бы не 8-летняя героическая антияпонская война китайского народа, японские захватчики смогли бы безнаказанно вторгнуться в Австралию и Индию, а также устремиться на Север, против социалистического Советского Союза. Только благодаря долголетней антияпонской войне китайского народа были сорваны военно-стратегические планы японских фашистов, намеревавшихся осуществить вначале удар в центре, а затем — на флангах» (с. 718).

Азиатский театр войны, несмотря на огромные пространства, с момента возникновения играл подчиненную роль по отношению к Европейскому театру, где были сосредоточены огромные группировки противоборствующих коалиций и решались основные задачи по разгрому фашистской Германии, являвшейся главным противником, и по достижению победы над агрессивным блоком в целом.

Китайский фронт в пределах Азиатского театра в свою очередь также занимал отнюдь не главенствующее положение по сравнению, например, с Тихоокеанским ТВД, где были сосредоточены основные усилия Японии. Вооруженная борьба в Китае носила в основном локальный характер. Является фактом, что в течение всей войны китайскими войсками не проведено ни одной стратегической операции(6). Начиная с 7 июля 1937 года вплоть до начала второй мировой войны Китай действительно сковывал определенную часть сухопутных войск Японии и вел борьбу с японскими агрессорами практически один на один. Единственной страной, оказывавшей в то время значительную материальную и финансовую помощь Китаю, был Советский Союз, о чем не могли не сказать и авторы книги. Но количество японских войск, связанных боевыми действиями в Китае, отнюдь не составляло «основной массы сухопутных войск Японии». Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что японские милитаристы, пытаясь реализовать свои агрессивные замыслы в 1938 году у озера Хасан, а в 1939 году на реке Халхин-Гол, использовали в этих районах крупные силы без всякого ущерба для положения своих войск на китайском фронте.
_______________
6. История второй мировой войны 1939—1945, т. 12. с. 427.


Если же говорить о вкладе Китая в дело предотвращения японской агрессии против Советского Союза, то факты свидетельствуют отнюдь не в пользу авторов книги.

В июле 1941 года наши представители в Яньани, узнав о приготовлениях Японии к войне против СССР, обратились к руководству КПК с просьбой сорвать концентрацию японских войск у советской границы на бэйпин-калганском и баотоуском направлениях и тем самым помочь Советскому Союзу в критической ситуации. Но руководители КПК не откликнулись на эту просьбу. Мао Цзэдун тогда заявил: «В случае войны японцев против СССР мы будем вести только мелкие операции, не применяя действия крупными силами, дабы сохранить собственные. В ходе войны мы будем действовать в зависимости от обстановки...»(7).

После нападения фашистской Германии на Советский Союз национально-освободительные силы Китая, в частности 8-я армия, не только не усилили, а, напротив, заметно уменьшили свою активность в тылах и на коммуникациях японских войск.

Летом и осенью 1942 года обстановка на советско-германском фронте была для нашей страны исключительно тяжелой. Фашистские полчища рвались к Волге. В это время японский генштаб разработал новый вариант плана нападения на СССР, осуществление которого ставилось в зависимость от ожидавшихся побед фашистской Германии. И хотя на китайском фронте в тот момент царило полное затишье, все просьбы советской стороны к руководству Компартии Китая любым путем помешать японцам готовиться к войне против Советского Союза оставались без внимания. Стало ясно, что в случае нападения Японии на Советский Союз рассчитывать на помощь вооруженных сил, возглавляемых КПК, не приходится.

Проводившиеся с 1944 года войсками 8-й и Новой 4-й армий «контрудары местного значения», о которых пишут авторы труда (с. 663), не могли оказать решающего влияния на ход сражений на других театрах второй мировой войны. Это были в основном действия против марионеточных войск китайского квислинга Ван Цзинвэя, не отвлекавшие японские силы с других фронтов.

В результате наступательных операций японских войск в Китае к лету 1945 года китайский народ и его вооруженные силы оказались в очень трудном положении, выход из которого обеспечило лишь вступление Советского Союза в войну с Японией. Известно, что за неделю до вступления в войну СССР японцы окружили в районе Пинцюаня части 8-й армии под командованием Чжао Вэньцзиня, составлявшие значительную часть войск Хэбэй-Жэхэ-Ляонинского освобожденного района. Только стремительное наступление советской 17-й армии предотвратило уничтожение окруженных(8).
_______________
7. Владимиров П. П. Особый район Китая 1942—1945. — М.: Изд-во АПН, 1973, с. 57—58.
8. История второй мировой войны 1939—1945, т. 11, 1980, с. 225.



Стремление авторов рецензируемого труда принизить значение всемирно-исторической победы Советского Союза во второй мировой войне особенно наглядно проявилось в умалении вклада Советского Союза и его Вооруженных Сил в разгром милитаристской Японии. Авторы книги преднамеренно преуменьшают численность и боеспособность Квантунской армии, указывая, что от бывшего «цвета императорской армии», каковым когда-то она считалась, к моменту вступления Советского Союза в войну с Японией «осталось одно воспоминание» (с. 706—707). Авторы книги не принимают во внимание тот факт, что с весны 1945 года Квантунская армия стала усиленно пополняться и готовиться к боевым действиям против советских войск, о чем свидетельствуют даже японские источники.

Обязавшись придерживаться принципа «изложения событий в зависимости от степени их важности», авторы книги тем не менее отвели разгрому Квантунской армии советскими войсками всего лишь несколько страниц без описания каких-либо подробностей.

Маньчжурская стратегическая операция советских войск, в ходе которой была разгромлена Квантунская группировка, лишила японских милитаристов последних средств и возможностей продолжения войны. Главный итог этой блестящей операции, вошедшей в золотой фонд истории мирового военного искусства, заключается не только в том, что она вынудила агрессора сложить оружие и потушила очаг войны на Востоке, в котором сгорели миллионы жизней, в том числе и китайцев. Ее значение состоит и в том, что эта операция молниеносным ударом парализовала Квантунскую армию и не позволила ей вступить в длительную вооруженную борьбу, в которой бы оставили свои жизни еще сотни тысяч японских да и советских солдат и офицеров. Эта операция явилась финалом второй мировой войны.

Дать объективную оценку Маньчжурской операции советских войск китайским историкам, к сожалению, не удалось. Более того, пытаясь доказать «решающую» роль китайского фронта в деле разгрома милитаристской Японии, они стали сопоставлять количество потерь, понесенных японскими вооруженными силами на различных театрах военных действий. Они указывают, что за восемь лет на китайском фронте, по заниженным японским данным, было убито и ранено свыше 1 млн. 330 тыс. японских солдат и офицеров, на Тихоокеанском театре в боях с западными союзниками японцы потеряли убитыми и умершими от ран примерно 890 тыс. человек, а за три недели боев в Маньчжурии, Северной Корее, на Сахалине и Курилах — несколько более 80 тыс. (с. 718), забывая при этом конечный результат действий советских войск — капитуляцию Японии и окончание второй мировой войны.

Следует заметить, что далеко не все китайские историки, занимающиеся исследованием проблем второй мировой войны, придерживаются подобных взглядов на события заключительного ее этапа на Дальневосточном театре. Так, например, в статье «Победа в антияпонской войне», опубликованной в газете «Жэньминь жибао» в конце июля 1983 года, в отличие от рецензируемого труда говорится, что в результате вступления Советского Союза в войну Япония лишилась последней возможности сопротивления и, оказавшись в безвыходном положении, была вынуждена пойти на капитуляцию(9). Автор статьи подчеркивает, что атомные бомбардировки японских городов американской авиацией отнюдь не смогли заставить Японию прекратить сопротивление. Кроме этого, в статье отмечается, что вступление советских войск на территорию Северо-Восточного Китая в значительной степени приблизило окончание антияпонской войны китайского народа, которая смогла перейти к своему заключительному этапу — этапу всеобщего контрнаступления против японских захватчиков. Что можно возразить против такой объективной оценки событий указанного периода?

Не нашел в книге должного освещения и вопрос о создании мощной революционной базы в Маньчжурии, которая смогла возникнуть лишь в результате разгрома Квантунской армии. Советское командование передало народным армиям Китая огромное количество японского трофейного оружия.
(это всё так но это уже совсем другая тема. К.М.)

Ю. Щебеньков

Военно-исторический журнал. 1983. № 12.

выложил


https://paul-atrydes.livejournal.com/189607.html






Кто по вашему правее?

правее советские историки
0(0.0%)
правее китайские историки
0(0.0%)
ХЗ
1(100.0%)
Tags: 1939, 1941, ВОВ, Китай, история, китайская история
Subscribe

  • (no subject)

    Прежде всего я категорически отказываюсь расценивать события последних трех месяцев в Германии с точки зрения немецких евреев, урезанных в их…

  • Ильин о русском фашизме

    С 1928 по 1930 год Иван Ильин организовал издание журнала «Русский Колокол», одного из главных контрреволюционных, антисоветских…

  • Подводя итоги.

    было краткое от РТ . Это текст фактически полного выступления. Речью председателя Государственной Думы, расставлены не просто все точки над и, но…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments