katmoor (katmoor) wrote,
katmoor
katmoor

Category:

Иводзима по-советски (2)



К 15 часам 15 августа 1945 г. корабли и десантные войска сосредоточились в пунктах
посадки, а в 18 часов 16 августа посадка и погрузка передового отряда, первого и второго
эшелонов десанта были закончены. В общей сложности на посадку было затрачено немно-
гим больше суток. Сосредоточение кораблей и десантных войск в местах посадки и сама
посадка обеспечивались постоянным барражированием истребительной авиации. 17 августа
в 5 часов по сигналу командира высадки, соблюдая тишину и порядок, корабли снялись с
якоря и, построившись в установленные ордера, начали под проводкой тральщиков «Веха»
и ТЩ-525 движение из Авачинской губы к острову Шумшу.

Пока десант совершал переход, авиация, а затем береговая артиллерия ТОФ нанесли ряд
ударов по японской обороне на острове Шумшу. Через полчаса после выхода кораблей из
Авачинской губы три самолета ПВМБ произвели разведку и бомбардировку противодесант-
ной обороны острова. Затем до конца дня 17 августа самолеты 128-й авиадивизии наносили
групповые бомбовые удары по военным объектам Шумшу.
18 августа в 2 часа 15 минут корабли десанта повернули в Первый Курильский пролив.
Примерно в это время по участкам высадки, оборонительным сооружениям и боевым по-
рядкам противника на острове Шумшу открыла огонь береговая батарея с мыса Лопатка. До
4 часов 50 минут она выпустила 200 снарядов.

Переход морем проходил в весьма трудных метеоусловиях: видимость снижалась порой
до 0,5 кабельтовых, и корабли часто теряли друг друга в тумане. Управление на переходе
усложнялось тем, что корабли имели различные ходовые качества, а в целом скорость отряда
не превышала 8 узлов. Однако трудности перехода были преодолены, и к назначенным ме-
стам высадки все корабли прибыли в срок. В 4 часа 10 минут  18 августа десантные корабли № 1, 3, 8 и 9 подошли к месту высадки, открыли артиллерийский огонь по берегу и начали высаживать  передовой десант.

Открытие огня было явно преждевременным так как противник еще не
обнаружил высадку. К тому же перегруженные десантные суда, имевшие большую осадку,
вынуждены были остановиться в 100–150 м от берега на глубинах до двух метров. Многие
десантники, прыгавшие за борт с тяжелой ношей за плечами, еще не успели доплыть до бере-
га. Японцы, ответившие вначале беспорядочным ружейно-пулеметным огнем, наращивали
противодействие. Тогда командир высадки приказал кораблям отряда огневой поддержки
подавить корабельной артиллерией укрепленные огневые точки противника..
Корректировочные посты не сумели установить связь с кораблями из-за того, что при
высадке радиоаппаратура намокла, и огонь велся вслепую. Из 22 радиостанций, доставленных на берег, работала только одна — радиостанция корректировочного поста сторожевого корабля «Дзержинский». Наблюдать падение снарядов в условиях тумана было невозможно. Высадка передового десанта продолжалась в течение 40 минут и закончилась захватом плацдарма на берегу, а к 7 часам 25 минутам началась и к 20 часам была завершена и высадка войск первого и второго эшелонов десанта134.

Из-за неисправности радиостанций, выгруженных на берег, командующий операцией
и командир высадки, находившиеся на ТЩ-334, не смогли установить надежной связи с
высадившимися войсками и на некоторое время потеряли управление ими на берегу135. Они
не знали обстановки, в которой десанту пришлось вести боевые действия. Надежную связь
удалось установить только через три часа после начала высадки. Непосредственное управление развертыванием и высадкой первого эшелона десанта также было потеряно: командир первого эшелона и его штаб находились в море на поврежденном корабле. Погода не позволяла использовать авиацию для непосредственной поддержки десантников на берегу.

Всё это не могло не отразиться и на темпах высадки второго эшелона.
От огня неподавленных
японских батарей советские десантники несли значительные потери. В результате сильного
огневого противодействия противника отряд кораблей потерял при высадке сторожевой ка-
тер, четыре десантных судна, а восемь десантных судов получили серьезные повреждения136.
Подразделения первого броска, не имевшие потерь, за исключением двух легко и одного
тяжело раненных, после высадки начали стремительное продвижение в двух направлениях:
на укрепленные высоты 165 и 171 и в сторону мыса Котомари. Японцы встретили десант-
ников сильным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем из замаскированных
позиций; противник на высотах имел доты и дзоты. Попытки десантников уничтожить их
гранатами успеха не имели, тогда были выделены специальные подрывные группы, которые
и уничтожали доты и дзоты.

Выдвинув до 20 танков, японцы перешли в контратаку, но после потери 15 танков и
большого числа пехоты вынуждены были отойти на прежние позиции. Отражению атаки
частично содействовали корабельная артиллерия и береговая батарея с мыса Лопатка. В 5 ча
сов 15 минут от огня наших кораблей загорелось здание маяка на мысе Кокутан. Гигантская
огненная свеча послужила хорошим ориентиром в тумане для подходивших к берегу судов
с первым эшелоном десанта. Но как только в 5 часов 30 минут очередные суда подошли к
берегу, японские доты и дзоты перенесли на них весь свой огонь. Особенно пагубным был
огонь с мысов Кокутан и Котомари и с выброшенного на мель в 1943 г. танкера «Мариуполь»,
на котором было установлено около 20 орудий калибром до 75 мм. Японцы располагали
большим запасом снарядов, по ним и сосредоточили огонь корабли артиллерийской поддерж-
ки десанта. Первыми же залпами удалось уничтожить хорошо видимые с моря батареи на
танкере «Мариуполь». Стрельба же по 75-мм батареям, расположенным на мысах Кокутан
и Котомари, оказалась безрезультатной. Укрытые в глубоких невидимых с моря капонирах,
японские батареи были малоуязвимы. Не видя целей, наши комендоры вынуждены были
вести огонь по площади и без корректировки.

Через два часа после отражения первой контратаки, сосредоточив значительные силы
пехоты и шесть танков, противник вновь начал контратаковать десантников. Передовой
отряд вынужден был оставить вершины высот, отойти на склоны и перейти к обороне.
Высадка на остров Шумшу главных сил также проходила в условиях нараставшего со-
противления неприятеля. Элемент тактической внезапности был окончательно утрачен,
и японцы, оправившись после первого удара, открыли огонь по кораблям и десантникам.
Чтобы выгрузить технику — артиллерию, танки (я прекрасно помню что выше сказано было что танков не было ! прим.К.М.), автомашины, пришлось под огнем против-
ника построить причалы из спасательных плотиков и бревен. В 7 часов 26 минут десантное
судно № 43, сильно поврежденное артиллерийским огнем противника, выбросилось на мель
севернее мыса Котомари. На этом судне от попадания вражеских снарядов возник пожар,
но команда продолжала выполнять боевое задание. Краснофлотец Андрощук находился у
крупнокалиберного пулемета. Огонь пожара уже охватывал его боевой пост, но он продолжал
непрерывно стрелять по японским батареям трассирующими пулями, указывая цели нашим
кораблям прикрытия. Старшины Тарумов и Богомазов быстро организовали тушение пожара.
На моряках горела одежда, но они бесстрашно боролись с огнем, и пожар был ликвидирован.

В 8 часов 25 минут десантные суда второго эшелона закончили выгрузку техники и
приступили к высадке частей Камчатского оборонительного района с транспортов второго
эшелона  ( то есть войска с транспортов в море перегружались на десантные суда, которые доставляли десант непосредственно к берегу)
. Противник вел ураганный огонь по десантным судам и по кораблям, стоявшим
на рейде у места высадки.

В 9 часов 10 минут передовой отряд при поддержке артиллерийского огня батареи № 945
и сторожевого корабля «Дзержинский» возобновил наступление и, сломив сопротивление
японцев, через 10 минут овладел высотой 171, правда, вновь временно. Взаимодействие с
артиллерией стало возможно лишь благодаря старшему краснофлотцу Г. В. Мусорину, кото- рому удалось сохранить единственную работоспособную радиостанцию корректировочного
поста как раз со сторожевого корабля «Дзержинский». Мусорин вспоминал: «Я знал, что наши
радиостанции боятся воды, и решил во что бы это ни стало сохранить свою рацию. Набрав
в легкие воздуха, я оттолкнулся от трапа и, держа над головой свой груз, пошел под водой
по каменистому грунту в направлении берега. Запаса воздуха хватило ненадолго, появились
головокружение и звон в ушах. Короткие секунды казались вечностью. Мучительно хотелось
оттолкнуться от грунта и всплыть, но я боялся подмочить рацию и сделал еще несколько
шагов». Первый контакт этой радиостанции с кораблем состоялся уже через 35 минут после
начала высадки.

В 10 часов 07 минут появился японский самолет, который, воспользовавшись туманом,
подошел незамеченным, сбросил три бомбы в районе маневрирования десантных кораблей
и обстрелял пулеметным огнем сторожевой корабль «Киров», ранив двух пулеметчиков. До
13 часов 20 минут японские самолеты одиночно и группами продолжали бомбить и обстре-
ливать корабли десанта. Так, тральщик (командир старший лейтенант В. Д. Гусев), произво-
дивший разведку обороны противника в районе западного побережья острова Шумшу, был
атакован восемью вражескими самолетами, два из которых удалось сбить зенитной артил-
лерией корабля. Одновременно тральщик обстреляли четыре 130-мм орудия противника138.
Перегруппировав свои силы, японцы в 14 часов предприняли контратаку из района юго-
западных скатов высоты 171 силами до двух пехотных батальонов при поддержке 18 танков.
Противник рассчитывал рассечь силы десанта и затем уничтожить их по частям, но это ему
не удалось. Командир десантного отряда сосредоточил на направлении японской контратаки
до 100 противотанковых ружей и четыре 45-мм орудия — всё, чем располагал десант. Одно-
временно по заявке десантников корабли отряда артиллерийской поддержки и батарея с мыса Лопатка произвели мощный обстрел японских позиций. Понеся большие потери в людях и танках, японцы отступили. Только одному японскому танку удалось невредимым скрыться
за восточным склоном высоты. О напряженности действий артиллеристов свидетельствует
такой факт: по вызову с острова Шумшу в 14 часов 32 минуты батарея с мыса Лопатка в те-
чение 26 минут выпустила 249 осколочно-фугасных снарядов.

Пока шла высадка главных сил десанта, подразделения первого броска вели упорные
бои с превосходящими силами японцев, которые спешно подтягивали войска не только из
других районов острова Шумшу, но и с Парамушира. В 16 часов главные силы соединились
с подразделениями первого броска и возобновили наступление на высоты. После пятичасо-
вого упорного боя, в течение которого высоты трижды переходили из рук в руки, десантники
окончательно овладели ими. К исходу дня десант вышел на рубеж западных скатов обеих
высот и удерживал плацдарм на острове до 4 км по фронту и до 5–6 км в глубину139.
Образцы отваги и мужества в боях за высоту 171 показали бойцы и офицеры десантни-
ков. С гранатами в руках они бросались на японские танки, на амбразуры дотов и дзотов и
обеспечивали десанту продвижение вперед.

Исходя из сложившейся обстановки, генерал А. Р. Гнечко поставил в 20 часов 18 августа
перед десантом задачу: с утра 19 августа возобновить наступление в общем направлении на
военно-морскую базу Катаока и к исходу дня овладеть ею и всем островом. Артиллерийская
и авиационная поддержка наступления возлагалась на корабли и 128-ю авиадивизию. По
замыслу командующего операцией в наступлении должна была участвовать полевая артил-
лерия, выгруженная в течение ночи. Для этого специально созданным усиленным штур-
мовым ротам надлежало к 24 часам штурмом овладеть опорными пунктами противника на
мысах Кокутан и Котомари, чтобы японцы не смогли помешать выгрузке боевой техники
на берег. Однако штурмовые группы, действия которых проходили в условиях сильного ар-
тиллерийского, минометного и пулеметного огня, несмотря на решительные ночные атаки,
когда противник прицельный огонь вести не мог, выполнили задачу по уничтожению этих
опорных пунктов только к утру 19 августа142. К этому же времени в район боевых действий
были доставлены самоходные баржи и кунгасы из ближайшего Озерновского рыболовец-
кого комбината, началась выгрузка тяжелой артиллерии, тракторов и автомашин. На берегу
был построен причал, к которому могли подходить катера и кунгасы для разгрузки людей и
боевой техники средних весов. Кунгасы с тяжелой техникой подходили кормой к берегу и
разгружались по сходням, сделанным из бревен. Неприятель противодействия выгрузке не
оказывал. К 16 часам 19 августа тяжелое вооружение и техника были в основном выгружены.
В итоге 19 августа на Шумшу складывалось уже новое соотношение воюющих сил. И хотя
японцы располагали еще значительными резервами, их командование начинало осознавать
бессмысленность дальнейшего кровопролития.

Исходя из этого и в связи с объявлением о прекращении военных действий в Маньчжурии,
командующий японскими войсками на Курильских островах командир 91-й пехотной диви-
зии генерал-лйтенант Цуцуми Фусаки в 9 часов 19 августа прислал к командиру десанта на острове Шумшу парламентера с предложением начать переговоры о капитуляции. В результате последовавших за этим переговоров в 18 часов того же дня был подписан акт о безоговорочной капитуляции 91-й пехотной дивизии, оборонявшей острова Шумшу, Парамушир и Онекотан..

На основании этого документа был разработан план пленения японских гарнизонов.
Согласно достигнутой договоренности, на
следующий день  (то есть 20 августа)на аэродром Катаока перебрасывался полк морской авиации, а корабли Северной Тихоокеанской военной флотилии должен был встретить японский лоцман и провести их в военно-морскую базу Катаока с последующей переброской части десанта на Парамушир.

Однако в назначенном месте лоцмана не оказалось, и командир отряда хотя и предположил,
что японцы готовят провокацию, все же решил самостоятельно следовать в Катаоку.

При входе во Второй Курильский пролив отряд неожиданно подвергся сильному артил-
лерийскому обстрелу с островов Парамушир и Шумшу. Корабли открыли ответный огонь
и, прикрываясь дымовыми завесами, отошли в море. Минный заградитель «Охотник» по-
лучил три прямых попадания 75-мм снарядами, в результате которых были убиты и ранены
15 человек и повреждено рулевое управление. На отходе отряд был безуспешно атакован
японскими самолетами-торпедоносцами.

Получив известие о коварных действиях противника во Втором Курильском проливе,
20 августа в 13 часов десант перешел в наступление. Боевой порыв тихоокеанцев был настолько велик, что противника не спасли даже мощные оборонительные сооружения. Он был отброшен на 5–6 км в глубь острова. Одновременно 128-я авиадивизия нанесла массированные удары по базам Катаока и Касивабара: 61 самолет сбросил на военно-морские базы 211 бомб и причинил им серьезный урон

. Это отрезвляюще подействовало на японцев. Командир 91-й пехотной дивизии генерал Ц. Фусаки поспешил заверить советское командование, что  «японские войска в северной части Курильских островов прекращают всякие боевые действия, складывают оружие и сдаются в плен советским войскам (здесь имела место типичная японская неразбериха. Армия оборонявшая острова уже капитулировала а флотский персонал баз продолжал сражаться)

Но и после этого японское командование на местах под любым предлогом медлило с разоружением. В этой обстановке советское командование решило временно приостановить действия, чтобы нарастить силыд ля решающего удара по северным островам Курильской гряды. Для усиления десанта было решено перебросить кораблями Тихоокеанского флота еще два пехотных полка с полуострова Камчатка. Но с 14 часов 22 августа японцы начали складывать оружие. К исходу следующего дня советским войскам сдались в плен свыше 12 тыс. японских солдат и офицеров гарнизона острова Шумшу. Вслед за этим начался прием капитуляции и на Парамушире, куда в ночь на 24 августа стали перебазироваться советские войска.

Именно в этот день  ,то есть 22 августа   Сталин принял решение отказаться от запланированного десанта на Хоккайдо, а часть уже зарезервированных для него  морских, сухопутных и воздушно-десантных сил  использовать для освобождения Южно-Курильских островов.

За время боев на Шумшу противник потерял убитыми и ранеными около 1020 солдат и офицеров.
В итоге силами Камчатского оборонительного района и частями
Петропавловской военно-морской базы были разоружены и пленены 91-я пехотная дивизия,
129-я отдельная смешанная бригада и 41-й отдельный смешанный полк японцев.
Японских военнопленных насчитывалось 30 442 человека, в том числе генералов — 4, офицеров — 1280,унтер-офицеров — 4045, солдат — 25 113 человек.
Военные трофеи составили: пушек и гаубиц всех калибров — соответственно 165 и 37 единиц, минометов — 101, танков — 60, автомашин — 138, самолетов — 7, легких, тяжелых и зенитных пулеметов — соответственно  429, 340 и 58 единиц, винтовок — 20 108 штук.

В ходе боев за Шумшу понесли тяжелые потери и воины-тихоокеанцы. Только непосред-
ственно на поле боя погибли 516 советских воинов — 48 офицеров, 95 младших командиров
и 273 красноармейца и краснофлотца, не считая умерших от ран в лазаретах и госпиталях, а
общие потери убитыми и ранеными составили 1567 человек. 123 человека пропали без вести (то есть утонули). Для сравнения -общие потери 2-го ДВФ в состав которого входили войска штурмовавшие Курилы составили 5 583 чел  в том числе убитыми  2 449человек.
Четыре десантных судна и один катер погибли, восемь десантных судов были повреждены.

После  занятия Шумшу и Парамушира дальнейшие действия Камчатских войск по освобождению Курильских островов приняли характер экспедиции. Корабли КФл шли  на юг от острова к острову и обследовали их на наличие японцев. В случае обнаружения японцев до них доводились условия капитуляции. Капитулировавшие японские войска  и их оружие грузились на наши корабли и доставлялись в Катаоку. На острова высаживались наши гарнизоны. Самым южным из островов до которых десанты с Камчатки успели  добраться  был  Шикотан . Острова лежавшие к югу от Шикотана были освобождены десантами доставленными кораблями и самолетами с Сахалина.

Выводы.
Вся эта десантная операция готовилась в огромной спешке и проводилась явно недостаточными силами. Налицо был расчет на то, что деморализованные известием о капитуляции японские гарнизоны на серьёзное сопротивление не пойдут.

Расчет оказался не очень точен поскольку до изолированных на островах гарнизонов  условия капитуляции доходили как до жирафа. Вследствие чего потери наших  войск оказались больше чем могли  бы быть. Бои за этот остров могли стать для советских войск чем-то вроде того чем стала Иводзима для штатников. А  с учетом слабости нашего флота и ВВС по сравнению с штатовскими-еще хуже.

Оправдана ли была такая спешка?

Мотивы Сталина понятны. Сталин  не желал опоздать к дележу «японского наследства».  Хотелось урвать для СССР хоть что-нибудь. Хоть немного больше чем мог бы выжать у японцев при посредничестве.  И боялся что то немногое, что  было обещано уведут из-под носа штатники. А они такие Он могли Это в Германии они не желая преждевременной ссоры с СССР пошли на вывод своих войск из нашей оккупационной зоны. Требовалось участие СССР в войне с Японией.  Но теперь  основания задабривать Сталина у англо-американцев отпали.

Велика ли была цена заплаченная нами за Курилы? Можно было и поменьше заплатить пожалуй. А впрочем будущие поколения оценят….
Tags: ВОВ
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments