katmoor (katmoor) wrote,
katmoor
katmoor

Послепраздничный пост о добре, зле, толерантности, а также о войне прошедшей и будущей.

Взял у ataman_golovko в Послепраздничный пост о добре, зле, толерантности, а также о войне прошедшей и будущей.
На войне.

Несколько месяцев назад, в комментариях к одному из постов , два волгоградских блогера высказались по поводу прошедшей войны.

Вот, что написал один из блогеров: «Война эта была не просто мировая а по настоящему МИРОВАЯ, то есть это было столкновение миров, галактик, цивилизаций, ментальностей, если угодно. Больше скажу, я убежден, что без метафизики в Великой Отечественной не обошлось. Потому, что это была война Зла и Добра. А чем ожесточённей война - тем сильнее потоки крови, размывающие границы: что есть Добро, за которое ты стоял и сильно ли оно отличается от Зла, которое ты уничтожаешь? Эта Война коснулась каждого человека и прошла через все народы».


А второй блогер ему ответил: «…вот для меня это вопрос, на который я не имею ответа. «Это была война Зла и Добра». А как здесь разделить акценты? Я интуитивно догадываюсь, но это только интуитивно. А порой мне кажется, что это было время мрачного средневековья... Даже не средневековья, а время языческих культов и обрядов...» (Ссылка тут ).


Ну, что тут скажешь, а? Меня всегда поражала способность некоторых интеллектуалов любую тему переводить в плоскость глубинных философских умозаключений. За последние два дня, на форумах в сети Интернет, я прочитал немало подобных рассуждений (за что воевали, за что надо воевать, за что уже не надо и т.д.) и решил высказать своё мнение, выбрав эти два комментария (они мне запомнились потому, что «под рукой» находятся, на моём блоге) за «отправную точку» в своих рассуждениях. Я не собираюсь никого критиковать и вступать в полемику. Просто решил рассказать о своей собственной позиции по данному вопросу. Она очень многим не понравится. Но, что тут поделаешь. Если все имеют право на собственное мнение, то и я – тоже.

Вот, мой дед Витя, по линии матери который, с его слов, имел 5 классов образования (на самом деле, он себе один класс прибавил в наглую и казался страшно грамотным в сравнении с бабкой, которая грамоте обучена вовсе не была и вместо подписи ставила крестик), на вопрос, почему он воевал, отвечал так:

- Ну, а какжа, а какжа ... всех призвали и мене тожа. Все пошли и я пшёл.

- Деда, а если бы ты в плен попал, тогда что?

- А вот хрена им! Ты же вишь, каков я шустрый.

- Ну, всё же.

- Я бы самоубился любым способом. Есля не сразу, так потома, но всё равно сразу.

- Почему?

- А чё было бы с моей семьёй, женой (дословно – «с бабой-дурой-то»), детями, родителями- стариками, а? У них бы колхоз дом забрал обратно (дословно – «взад»), они бы и не выжили. А пал бы как ни есть героем каким-никаким, им бы сельсовет (другой власти, он и не знал практически) ещё и пенсию какую-нибудь хреновенькую, глядишь и прописал бы.

Краткое отступление от основного текста: Как сельсовет забрал бы обратно дом, я не понимаю до сих пор. Ведь он был куплен за деньги. У сельсовета, правда. А до этого был брошенным, одной сбежавшей татарской семьёй (я же краевед всё-таки, какой ни наесть там паршивости, нашёл я их потомка, татарина, короче, живет, как и я, в Волгограде, говнюк ещё тот, приятель мой теперь).

Как бы там ни было, тревога и переживание за судьбу родных и близких, была у моего деда основной мотивацией во всём. Этот мой не шибко грамотный дедушка прошёл всю войну от Сталинграда до Берлина, несколько раз был ранен, кавалер орденов Славы и Красной Звезды.

Итак, к чему я это? А к тому, господа, что я мыслю гораздо проще. Каждый воюет за своих и за своё. Поступает так, как принято в его окружении. Нет, абсолютного зла и абсолютного добра. Есть «свои», и есть «чужие». Вот представим, что снова началась большая война, и я попал на фронт. За что я могу воевать? Да за то, всего-навсего, чтобы вернуться домой, в свой город, к своим родным, чтобы у них всё было хорошо. И вокруг меня будут такие же бойцы, желающие того же самого. И вот всё это – друзья-однополчане, их и мои родственники, и друзья, а также родственники друзей и друзья родственников, живущие в наших городах и сёлах, на просторах нашей Родины и ждущие нашего возвращения, вся наша Родина и есть «свои». А убивать нас будут «чужие». У них за спиной так же их города, с красивыми улицами и уютными двориками, их тоже возможно ждут старые друзья и родственники, для которых «чужие» мы, а «свои» они. И нет, ни в них, ни в нас не добра ни зла. Ибо не разграничивается это на войне. А вот теперь представим дальше – попал я в плен. Каково будет моё желание? Вырваться к своим, сбежать. Любой ценой, ценой обмана «чужих» в том числе. При необходимости - дать согласие на сотрудничество, дождаться благоприятного момента и уйти к своим. Да, попав в плен, я могу стать на какое-то «чужим», но душа моя будет стремиться снова стать «своим». Поэтому многие даже согласившись на вербовку, всячески старались, чтобы на них не было крови «своих». Это их тайный «билет» в прошлую жизнь. Отсидеть срок, покаяться и снова стать «своим». Жизненный путь – путь страданий человеческих. Но вот если бы, меня, находящегося в плену, заставили бы убивать своих соплеменников, участвовать в расстрелах, тогда – всё. Тогда мне уже никогда не стать снова «своим». Я бы начал меняться, превращаясь в «чужого». Начал бы учить чужой язык, стал бы не просто носить чужую форму, но и стараться продвигаться по службе у «чужих», принял бы чужую веру, стал бы воспринимать чужую культуру, как свою, сначала подражательно (чтобы не выделяться), а потом бы втянулся навсегда. Произошло бы моё полное духовное перерождение (для современной молодёжи, которой привычней голливудские примеры, отдельно поясняю: Ну, это всё ровно как – боролся, боролся с вампирами, а потом тебя укусили и ты сам стал вампиром, и только осиновый кол тебя успокоит). Это, между прочим, объясняет настороженное отношение к бойцам побывавшим в плену. А вдруг они уже переродились? А вдруг они уже «чужие», по самой сущности своей?

Краткое отступление от текста: Именно поэтому, мне совершенно не понятно, как можно желать победы над нашей страной, другим государствам, живя здесь (а такое мнение попадается среди блогеров). Как можно стать «чужим» добровольно, даже не попадая в плен?

Как-то, в одном споре, один очень либерально настроенный интеллектуал (ну, так теперь, кажется, называют ту часть интеллигенции, что изначально ориентированна на предательство интересов страны), доказывая мне необходимость передачи части территорий России другим странам, не выдержав, воскликнул: «Но, вы же сами-то служили пехотинцем всё-таки, вы должны же понимать, что в случае войны с Китаем, на каждого нашего пехотинца придётся по 30 китайских! На одного – тридцать! Вы хоть это-то понимаете?!». Что я мог ему ответить? Что не считал, сколько там и чего, на самом-то деле, придётся? Или надо было рассказать ему, что следующая крупная война, если и будет, то выглядеть будет совсем по-другому? Перевод темы в другую плоскость занял бы много времени, да он всё равно ничего бы не понял (скорее всего, решил бы, что, таким образом, я уклоняюсь от ответа). Поэтому я ответил буквально следующее: «Понимаю. Понимаю, что передо мной, как пехотинцем, будет стоять трудная задача – убить тридцать человек, при этом выжить самому и вернуться домой к семье. Задача сверхтрудная, но всё же я думаю, что выполнимая. По крайней мере, я буду очень стараться».

Краткое отступление от текста: Эх, видали бы вы лицо моего оппонента! Если бы он проглотил какашку, то, наверное, сморщился бы меньше. На, самом деле, я бы пошёл с ним в разведку. Вдвоём. По дороге, при первой же возможности, прикончил бы (чтобы в плен, гадюка такой, не сдался). А потом рассказывал бы, как он героически погиб, спасая меня, бедолагу-неумеху, от злобных вражин. Иногда мёртвые гораздо полезнее живых. Да, мой личный счёт потенциальных китайских противников увеличился бы вдвое, но что поделаешь, что поделаешь ... «за себя и за того дядю». Как говорится: «Это дело – не беда, настоящему солдату нужны патроны к автомату, остальное – ерунда…».

Продолжаю. Ну, так вот, главная задача воина на любой войне всегда одна – убить врагов, выжить, вернуться домой. Меняется только число врагов, а задача остаётся. А воины вы или мешки с опилками, выбирать вам. Вот какая мысль, может быть в голове у солдата, в тот момент, когда он, с оружием в руках, прыгает в чужой окоп, переполненный врагов, а? Какая? О философских границах Добра и Зла? Нет, конечно. Основная мысль, которая посещает в такие моменты, примерно такая: «Умрите, сцуки-и!». И это очень-очень глубокая мысль, хочу я вам всем сказать. В основе самого появления этой мысли в голове, изначально заложено столь много, что трудно даже и перечислить – страх смерти, и возбуждающая жажда жизни, разрушающая этот страх, отсюда и наивное, но в тоже время пьяняще-страстное желание выжить, не смотря ни на что, выжить, чтобы вернутся туда, откуда родом, туда, где места твоей юности, чтобы обнять и расцеловать своих родных. А, чтобы выжить, те, кто сидит во вражеском окопе, должны умереть. Прямо сейчас. Это и есть настоящий момент истины. Ты или они. Чужие - умрите! А, что их надо пожалеть и, в результате, умереть самому, что ли? Это ещё будет и предательством своих товарищей, которые рассчитывают на «твой штык в бою». Некоторые из них, из-за этой нехватки «штыка», тоже могут погибнуть. В подобных случаях, необходимое зло более гуманно по отношению к своим, чем абстрактное добро (т.е. – т.н. «зло» добрее т.н. «добра»).

И нет, во время взаимоубийства одних индивидуумов другими, никакой этой самой границы между злом и добром, потому что её не существует.

Но вообще-то, граница конечно есть. Это граница государства. И пока стоят пограничные столбы, а ночное небо озаряет свет прожекторов, пока в отдалённых гарнизонах ещё несут службу люди с оружием в руках, я знаю, что этот мир разделён. На своих и чужих.

Ещё одно отступление от текста: Про войну с Китаем, может быть, и не шутка. От нас сокрыто будущее наше. Если таковая, не дай Бог, конечно, случится, я уйду на войну добровольцем (предел обязательного мобилизационного возраста для меня уже прошёл).Нет, не рвусь воевать (это если, кто так подумал). Зачем мне рваться туда, откуда у меня почти не будет шансов вернуться? Есть и менее изощрённые способы самоубийства. Конечно же, я не хочу воевать. Вообще-то всегда хочется пожить как можно дольше. Но если выбор будет такой – или лизать сапоги оккупантам или взяться за оружие, то я предпочту взять в руки оружие. Я читал мнения различных экспертов (военных аналитиков, экономистов и т.д.) о вероятности этой войны, как потенциально-возможного, в будущем, этапа в развитии российско-китайских отношений. Даже те, кто считает, что таковая всё-таки неизбежна, называют предположительную дату начала не ранее 2025 года. Если совсем не ослепну к тому времени и смогу ходить без палочки, то и воевать смогу. История знавала солдат и гораздо старше по возрасту. Но реальное число потенциальных противников, я так и не стал пересчитывать (хотя, с числом 30-ть и не согласен). Какой смысл? Чтобы расстраиваться перед смертью, что их ещё много осталось? Лучше умереть с мыслью, что много сделал для своей страны. Ну, по крайней мере, мне так гораздо легче уходить из жизни будет.

Нет в моём мире границ между добром и злом. Нету такого разделения! Для врагов, я сам – зло, а для своих … ну, как получится, стараюсь быть добром, по возможности. Если встретимся на войне, сами убедитесь.

Я что-то ещё хотел сказать? Да, вроде бы всё уже. Выговорился вдосталь. Ну, если только вот это можно добавить: Я буду сражаться за свою страну вне зависимости от того, является она Империей Зла или Добра, средневековье вокруг или ещё чего-то там (Свет, Тьма, Гондор, Мордор и т.д. и т.п.). Я буду воевать не за правительство, которым могу быть очень недоволен и которое могу ругать при первом же случае (что, кстати, и делаю постоянно), и не за зажравшихся олигархов и каких-то там депутатов (по мне так, да чтоб у них, у всех, на лбу бы хрен повырастал). Нет, я буду воевать за свою страну, какой бы она не была, потому что это моя страна. Страна, где живут «свои». Такова моя жизненная позиция. Служу России!

P.S. На всякий случай, для тех, кто начнёт сейчас в комментариях расписывать какой я не толерантный и т.д., хочу сказать, что для меня и этого вопроса не существует, как такового. Не стоят передо мной подобные вопросы. Вопрос толерантности очень модный вопрос, конечно, но я себе такой хренотенью голову не забиваю. Толерантен ли я? Да фиг его знает. Иногда думаю, что толерантен, иногда – нет. Всё зависит от моделирования потенциально возможной ситуации. Вот будем, опять же, всё к тому же примеру, воевать с Китаем, а какой-нибудь народ, например, тунгусы, возьмёт и постановит на всетунгуском съезде сражаться не за нас, а за китайцев. Так я буду самым первым сторонником депортации тунгусов в Антарктиду (почему бы не попробовать окончательно заселить и этот континент?). А если тунгусы будут сражаться вместе с нами, плечом к плечу, рука об руку, так я, опять же, самым первым буду кричать, что тунгусы – наши единокровные братья (а чуть-чуть не похожи на нас, из-за разницы климатических условий). А вдруг, на войне, какой-нибудь тунгус мне жизнь спасёт, случайно даже, тогда что? Не зря же ведь говорят, что жизнь-то дорогого стоит, вот и будет он мне, после этого, «дорогой мой человек». Да я его расцелую прямо в грязно-прекрасную физиономию лица (тьпфу, тьпфу, умозрительно представил себе это действо, так аж на пол чуть не сплюнул нечаянно). Для меня вопрос толерантности, это всё тот же вопрос о своих и чужих. Кто с нами, к тем я толерантен, может быть даже излишне, а к тем, кто «с мечом к нам придёт» … пусть молятся своим богам, короче, ведь мы их тут жестоко убивать будем.

Я не считаю войну и убийство врага преступлением. Вся история человечества – история сплошных войн. В обратном случае, пришлось бы признать, что история человечества – история преступников. Солдата и учат владеть оружием, чтобы он умел убивать. Тогда пришлось бы признать, что содержание армии государством само по себе есть преступление. На сегодняшний день, этот мир по-прежнему устроен всё так же, как и раньше, всё так же в разных уголках планеты продолжает литься кровь, и различные государства сами, в добровольном порядке, ни за что не распустят свои армии. Надо просто признать, что так есть, что такое положение вещей существует изначально. Поэтому я не считаю войну и убийство «чужих» преступлением. Я считаю преступлением гражданскую войну. Это когда «свои» начинают убивать «своих». В современной истории нашего государства подобного допустить никак нельзя.

Вы там имейте, конечно, своё мнение, какое хотите, умное-заумное, философско-сверхобоснованное, это ваше личное дело, но моё мнение останется всё таким же. Такова моя твёрдая жизненная позиция.



Tags: Размышления, Сопротивление, идеология
Subscribe

  • Расследование Алмаз-антея по Боингу

    2. Поражение самолёта в результате взрыва боевой части 9НЗ14М В окончательном отчёте в разделе 10.2 заключения указывается, что: самолёт был…

  • (no subject)

    1.Виктор Агеев, гражданин России. 24 июня 2017 года был взят в плен в районе села Желобок, Луганской области, в ходе боестолкновения между…

  • Что хотел сказать британский полковник и экс-советник?

    Вообще-то в откровениях экс-советника гранта которые были написаны на основе рекомендаций которые он дал Вальцману два года назад интересного немного…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments