katmoor (katmoor) wrote,
katmoor
katmoor

Православное вероисповедание является в Польше доказательством вины в убийстве?

Оригинал взят у marubeni в Православное вероисповедание является в Польше доказательством вины в убийстве?
Сегодня католическая Пасха, но я хочу написать об одном православном мужчине. Вот уже три недели, как я собираюсь написать его историю, но все не хватало моральных сил. Заранее прошу прощения за сбивчивость.

Широкая общественность узнала о Яне Пташиньском (Jan Ptaszyński) в основном благодаря программе "Sprawa dla reportera" ("Дело для репортёра") Эльжбеты Яворович (Elżbieta Jaworowicz). Выпуск от 15.03.2012 г. можно посмотреть онлайн. Когда я смотрела материал о Яне, меня охватили ужас и боль.

Молодого жителя подлясской деревни Михнувка (Michnówka) обвинили в убийстве 23-летней женщины и ее двухлетней дочери на основании того, что он:
1. состоял с убитой в близких отношениях,
2. не пил,
3. не курил,
4. принадлежaл к православному вероисповеданию.

29 ноября 2001 г. oбнаженное тело Мариолы Саросек (Mariola Sarosiek) обнаружили в ванне ее квартиры в Белостоке отец и младшая сестра. Мариола лежала с разбитой головой, в луже крови, а на ее груди лежала мертвая дочка Клаудия в пижамке и носочках.  По всей квартире были следы убийцы (убийц) - кровавые отпечатки пальцев с хорошо видными капиллярными линиями, следы ног, разбросанные банки из-под пива, бутылка из-под водки. Убитая женщина была также изнасилована. 

Младшая сестра жертвы сразу заявила, что Мариолу без сомнения убил Ян, поскольку он странный - не пьет, не курит, а самое страшное - он не поляк, какой-то украинец, и вообще православный (!!!) И о ужас, белостоцкий прокурор Марек Жендзиан (Marek Żendzian) посчитал, что то, что Ян не пьет даже кофе, можно считать достаточным основанием для построения обвинения. Ян был арестован в первый раз. Машина беззакония была запущена.

По информации журналистки Aнны Скибневской (Anna Skibniewska) из еженедельника "NIE", несчастная Мариола происходила из неблагополучной семьи, отец - агрессивный алкоголик, бывший муж над ней издевался, в воспитании ребенка участия не принимал, о ней же не отзывался иначе как о шлюхе. Встреча с Яном без преувеличения стала для нее шансом на лучшую, достойную жизнь. Непьющий, работящий, уравновешенный и порядочный человек заботился о Мариоле и малышке Клаудии, искал работу в Варшаве, чтобы обеспечить им лучшие условия. 

В день убийства Ян поехал в Михнувку, чтобы помочь матери по хозяйству, ведь отец был болен и лежал в больнице. Несколько свидетелей, кроме матери, подтверждают этот факт, в том числе работница местного молокозаводика, которая принимала у Яна молоко и кассир автовокзала, у которой он покупал билет. Их показания судом были сочтены не заслуживающими доверия. Нет свидетелей ссор между молодыми людьми, а тем более случаев применения насилия Яна по отношению к убитой. Продавец винно-водочного магазина, где Мариола покупала в день убийства алкоголь с каким-то мужчиной, не опознала Яна. Три экспертизы показали, что отпечатки пальцев, ног и генетический материал не принадлежат Яну. 

УЛИК ПРОТИВ ЯНА НЕТ, НИ ЯВНЫХ, НИ КОСВЕННЫХ. 
Но лица, участвующие в фабрикации дела против Яна, твердо убеждены: он православный, "чужак", значит вполне мог совершить ужасающее убийство молодой женщины и маленького ребенка. После нескольких лет безуспешных попыток повесить дело на Пташиньского, вместо поисков настоящего преступника, прокуратура все же возбуждает дело безо всяких к тому оснований, а судья выносит приговор: виновен, приговорен к пожизненному заключению.

Профиль преступника, если можно так это назвать, совершенно не совпадает с психологическим портретом Яна. Согласно профилю, преступник - серийный убийца, садист с выраженным нарциссизмом, а Ян, как в один голос утвеpждают все его родные и знакомые - человек очень спокойный, скромный, верующий, заботливый и любящий сын, хороший работник, никаких приводов, криминальных историй, насилия и даже вредных привычек за ним не числится! Представляю, как матерился бы Джон Дуглас (John E. Douglas), знаменитый агент ФБР, практически единолично создавший систему профайлинга.

Да, вы скажете, что маньяки часто производят хорошее впечатление. Отвечу словами А. Линкольна: "You may fool all the people some of the time, you can even fool some of the people all of the time, but you cannot fool all of the people all of the time". Должен бы найтись хоть один человек, который бы подозревал, что с Яном что-то не так.

wilkickiТаких людей в окружении Яна не было.
Тогда прокуратура их "выявила".
Против Яна дал показания сокамерник Петр Вилькицки (Piotr Wilkicki), который засвидетельствовал, что Ян состоит в украинской (!) мафии, а точнее, является киллером, и в камере держит автомат Калашникова (???) и двустволку (!?) И прокурор ничтоже сумняшеся распорядился обыскать камеру!!! Как сказал журналисткам Яворович и Скибневской один из охранников, невозможно пронести ни грамм марихуаны, ни маленькое лезвие или мини-машинку для татуажа. А вот "кaлашникова" Ян чудесным образом протащил в камеру для особо опасных преступников... Лжесвидетель, кстати сказать, вместо 10 лет одсидки получил небольшой условный срок. 

Кроме того, Вилькицки угрозами склонял еще одного заключенного, Януша П., дать показания против Яна, тот был также заявлен свидетелем обвинения, но на заседании заявил, что ему угрожал Вилькицки, и он не будет лжесвидетельствовать (См. скриншот программы). Однако прокурор Дорота Дец (Dorota Dec) приняла во внимание не показания Януша П., а показания Вилькицкого, взятые как будто из криминального чтива. Комментарии излишни. 

Сейчас Пташиньскому 36 лет, он сидит уже седьмой год. Родители продали почти все имущество в Михнувке, чтобы оплатить услуги адвокатов. Тяжелобольной отец умер, мама, Зенаида, осталась одна. После громкой передачи Яворович, возможно что-то изменится, и лед тронется. Есть люди, которые несмотря на то, что Аппеляционный суд - последняя инстанция - оставил приговор в силе, пытаются помочь Яну: его адвокат Ивона Зелиньска, журналист Анна Скибневска, судмедэксперт Мария Рыдзевска-Дудек, депутат Польши от ПиС в Европарламенте Януш Войчеховски, сам кстати бывший судья.

Но меня тревожат некоторые симптомы. Несмотря на популярность передачи "Дело для репортера", я не заметила общественного резонанса, движения возмущенных граждан. Почему же невинно пострадавший от судебного произвола, дискриминации по религиозному признаку, цинизма и преступных действий "правоохранительных органов" должен страдать еще и от равнодушия общества??? Евродепутат Януш Войчеховски признался, что Ян обращался к нему ранее за помощью, в чем он сухо отказал, и только участие репортера Яворович склонило его к тому, что ознакомиться с делом Яна. He в расчете ли на политические дивиденды?

Пусть Ян Пташиньски и не Дрейфус, а Анна Скибневска и Эльжбета Яворович не Золя и не Пикар, но человек, осужденный по большому счету за свою инаковость, в данном случае за православную веру, заслуживает внимания польского общества не менее, чем Альфред Дрейфус - французского.

Положа руку на сердце, при таком раскладе каждый из нас под прицелом. Мне приходилось сталкиваться с предвзятостью польских органов только из-за моего "неподходящего" происхождения, конечно мои потери несравнимы с тем, что перенес православный уроженец Подлясья. Но факт остается фактом: Польша бесповоротно рассталась со своим толерантным прошлым... Но бороться с запущенной махиной процесса дегуманизации других этно-конфессиональных групп НАДО, пусть это и кажется сейчас безнадежным занятием. И если Вы можете помолиться за Яна, спасибо Вам. А может у Вас появятся идеи, как помочь Яну? Напишите о них. 


И где эти блин правозащитники...
Tags: Польша
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments