katmoor (katmoor) wrote,
katmoor
katmoor

Кровавый тризуб Бандеры

Оригинал взят у fish12a в Кровавый тризуб Бандеры (продолжение)


КОМФОРТНАЯ ОТСИДКА «МУЧЕНИКА»

– Как развивались события после ареста Бандеры и ряда его сторонников?


– В Берлине он, как и Стецько, продолжал писать объяснительные во все немецкие инстанции, доказывая, что Украинское государство на Востоке принесет пользу Великой Германии – многословно, высокопарно, с историческими реминисценциями… Все эти документы тоже существуют. Однако немцам уже было слишком очевидно – ОУН-Б им не подчиняется.

В результате 15 сентября Бандера был помещен в тюрьму, а в 42-м году оказался в концлагере, в Заксенхаузене, и просидел там до 30 сентября 1944 года, когда был освобожден самими же немцами. Правда, просидел на льготных условиях – некоторые исследователи называют его заключение в бункере «Целленбау», скорее, «почетной изоляцией». Для чего-то их приберегали – он, как и Стецько, и Стахив, и Лебидь, и другие бандеровцы, мог свободно передвигаться по лагерю, получал посылки с продуктами и деньгами, имел право переписки…

– И даже, говорят, имел право покидать лагерь с целью контактов с конспиративными ОУН-УПА и замком Фриденталь (в 200 метрах от «Целленбау»), в котором находилась школа агентурно-диверсионных кадров той же ОУН-б?..

– Я не поднимала специально этих документов, поэтому не могу говорить об этом подробно. Однако скажу, что образ мученика, который возникает сразу при упоминании Заксенхаузена, и который активно эксплуатируют нынешние последователи Бандеры, не соответствует реальности.

– Есть подписи Бандеры на преступных приказах?

– Бандера поступал достаточно грамотно – особенно нигде свои подписи не оставлял. Все приказы либо издавались от имени ОУН, либо подписывался Стецько как председатель правительства «Украинского государства».

Да, предъявить подписанный им приказ о массовом терроре невозможно. Но заметьте: Феликс Эдмундович Дзержинский также не подписал ни одного расстрельного приговора. И подписи Гитлера на каких-то жестких приказах типа истребления евреев вы не найдете. Люди такого уровня изначально никаких следов не оставляли. То, что я видела – какие-то письма, записки, но ни в коей мере не приказы.

Даже, например, сопроводительное письмо к меморандуму ОУН-Б, отправленному Гитлеру 23 июня 1941 года, подписывает руководитель Политического отдела ОУН В. Стахив, начиная его так: «Руководитель Организации украинских националистов ОУН Степан Бандера дал мне почетное поручение передать Вашему превосходительству как фюреру немецкой нации, победоносно борющейся за переустройство Европы, меморандум Организации украинских националистов касательно решения украинского вопроса».



Автор книги «Боротьба с Москвой» («Борьба с Москвой») – один из известных деятелей ОУН Ярослав Старух


Конечно, политическая и военная программа ОУН, составленная до начала Великой Отечественной войны в расчете на войну Германии с Советским Союзом, не могла быть составлена без участия Бандеры. Например, та же инструкция «Борьба и деятельность ОУН во время войны» от мая 41 года, в которой значится, что «национальные меньшинства подразделяются на: а) дружественные нам, то есть члены всех порабощенных народов; б) враждебные нам, москали, поляки, жиды», которые «уничтожаются в борьбе кроме тех, кто защищает режим…».


Или: «Наша власть должна быть страшна для её противников. Террор для «чужинцев-врагов и своих предателей». «Чужинцы», кстати, это «разные азиаты, которыми Москва колонизирует Украину с намерением создания на Украине национальной чересполосицы».



Из книги «Боротьба с Москвой»: «Москва должна погибнуть! – белая или красная, царская, советская, пролетарская, православная или безбожная – все одно! – Украина должна быть свободной!»


«ДЕТЕЙ СТАРШЕ 12 ЛЕТ УНИЧТОЖАТЬ СООБРАЗНО С РЕВОЛЮЦИОННОЙ СОВЕСТЬЮ»

– И как проходило установление оуновцами «порядка» на Украине?


– Первые два-три месяца совместного продвижения на Восток ОУН-Бандеры достаточно успешно сотрудничала с немцами. Причем поначалу очень многие оуновцы на местах напрямую обращались к немецким структурам (документов много), в том числе, к представителям Абвера – действовали вместе. Отношения начали осложняться, когда немцы начали создавать собственную администрацию на местах и пытаться ликвидировать украинскую. В том числе, пытались подчинить себе «народную милицию», в чьи обязанности, кстати, входило очищение украинских земель от коммунистов, работников НКВД, жидов, «чужинцев» и пр. Это удавалось немцам не так просто, тем более, что изначально оуновцам была дана ещё одна команда: прятать оружие и обмундирование отступающей Красной Армии, запасаться для себя…

В начале сентября 41-го года немцы распустили «Роланд» и «Нахтигаль», по той же причине – поняли, что эти украинские батальоны им не особенно подчиняются. Кто-то ушёл в переводчики, кто-то заключил годовой контракт на службу у немцев. В том числе, кстати, и нынешний Герой Украины и «борец с фашизмом» Шухевич, получивший звание офицера Гитлеровского Вермахта.



Дальше пошли аресты особо активных лиц из ОУН, примерно с конца 41-го. А во второй половине 1942 г. в связи с нарастанием террора против ОУН-Б, начались призывы о создании национальной Украинской повстанческой армии (УПА), которую возглавил Клим Савур, а после его гибели – Шухевич.

– Теперь наследники Бандеры гордятся тем, что они оказывали сопротивление немцам с оружием в руках…

– Политика ОУН все время менялась. В 1941 году они приветствовали Гитлера, имена Гитлера и Бандеры на всех плакатах были рядом. В конце 42-го начался период борьбы с немцами, что сегодня позволяет некоторым называть ОУН-УПА «героическими борцами с фашизмом» (у них даже книжка, говорят, о этом недавно вышла – «100 боев УПА»). Бывало даже такое, что отряды УПА объединялись с советскими партизанами в борьбе против общего врага (есть показания белорусского партизана и разведчика Бринского), несмотря на полное несоответствие главных целей...

– Бандере была позволена переписка – можно ли сказать, что в это время он продолжал активно влиять на действия Украинской повстанческой армии из лагеря?

– Нет, это было невозможно – просто до этого он смог, так сказать, хорошо поставить работу. Но к борьбе УПА с силами нацистской Германии он никакого отношения не имел.

– А в дальнейшем ОУН-УПА продолжили сотрудничество с немецкими нацистами?

– В начале 1944-го стало понятно, что Красная Армия неумолимо движется на запад. И УПА меняет тактику: они опять идут на переговоры с немцами. Мы обнаружили много документов о переговорах командиров УПА различного уровня с немцами о совместных действиях – то выдача советских парашютистов, то помощь в борьбе против советских партизан, то какие-то диверсии... (В марте-апреле 1944 г. на переговоры с немцами выходит официальный представитель ОУН-Б И.Гриньох). А Германия начинает хвататься за любые предложения, тем более, что УПА – это реальная сила. В обмен она снабжала УПА оружием, боеприпасами, перебрасывали через линию фронта немецкие разведгруппы для контакта. О чём тут говорить как не о сотрудничестве с гитлеровцами? Очевидном, задокументированном сотрудничестве.

И тем не менее, с бандеровцами было невозможно всерьёз договариваться – они мгновенно меняли союзников в зависимости от политической ситуации, и сегодня это тоже надо иметь в виду. Причём это относится не только к взаимоотношениям с немцами, но и с поляками.



Украинская женщина благословляет немецкого солдата


– 1943 год был ознаменован для УПА еще одной важной чередой событий – летом началась так называемая Волынская резня…

– В конце 42 года отношения с поляками достигли уже такого накала, что в УПА стали составлять списки – кого следует уничтожить. Поляки шли вслед за комсомольцами и коммунистами. Как объясняют это украинцы? Говорят: «Они тоже нас резали»... И это тоже правда. Стоит понять: белых и пушистых там не было. И с той, и с этой стороны это были уже люди совершенно психически неустойчивые.

Вид крови возбуждал настолько, что доходило до невероятного ужаса – к примеру, сам украинец живописует, что насаживал на пику детские головы и бегал с ней по деревне… Можете себе такое представить? Он пишет об этом как о подвиге! Мы опубликовали и это… Все убийства, как свидетельствуют материалы, характеризуются не поддающимся описанию садизмом – женщины, посаженные на кол, мужчины, раздираемые конями, маленькие дети с разрезанными от уха до уха ртами, с надписью на листке: «Польша от моря до моря»…

– Такими зверствами славилась именно УПА?

– Прежде всего, УПА, хотя и хотя поляки тоже вырезали украинцев, запирали их в церкви и поджигали. Но у поляков так действовали разрозненные бандитские группы, а УПА – это все-таки была целая армия. В 1943 году у нее уже был главнокомандующий – Клим Савур, была очень чёткая организация, железная дисциплина, прекрасно организованная связь, подготовка новобранцев, пропаганда на высоком уровне... И даже собственная служба безопасности, которая следила за любым проявлением инакомыслия.

У них даже существовал финансовый отдел – люди, которые собирали с населения гроши, считали, прятали в схроны. Все члены ОУН-УПА платили ежемесячные взносы. Суммы были строгим образом регламентированы, писались ежемесячные финансовые отчёты… Было ещё понятие «симпатики» – те, кто симпатизировали, те тоже платили. Что-то типа сбора дани – армия же сражалась за их независимость.

Напоминает сегодняшнее: «Объект находится под охороною Правого Сектора»…

– Да, и следили за этим строго. В УПА вообще была разработана очень жёсткая внутренняя система наказаний. Высшая мера – за пьянство, воровство, разгульный образ жизни, за попытки дезертировать, за недонесение по поводу дезертирства... Также следили и за населением – в случае малейшего неповиновения сурово наказывали – например, палками. Прогоняли человека сквозь строй – 40-50 ударов, были нормой, но иногда виновный получал и 150, а после этого выживали немногие.

Повсеместная слежка, доносительство, железная дисциплина – это была крайне жёсткая организация, из которой очень сложно было вырваться, членство – пожизненное. Тем более, что родственники бойцов УПА тоже были под контролем – угроза жизни нависала над всей семьей. То же самое касалось и мирного населения.

– Некоторые украинские исследователи теперь пишут, что всё это оправдано военным временем – да и в СССР, мол, уничтожили куда больше народу…

– Поймите, для УПА это были вещи не спонтанные, не случайные, а программные. Все было очень четко расписано в документах, регламентировано – как себя вести, кого и в каком случае уничтожать. Писались бесконечные приказы о смертных казнях. Доходило до абсурда, когда людей (это уже после войны) присуждали к смерти по подозрению: «Два раза за месяц съездила в район. Не иначе как она агент НКВД»... И даже если речь об особых законах военного времени – за что же вырезались целые семьи, вплоть до грудных детей – к примеру, семьи фронтовиков? Где вы видели такое при Советской власти? Самостийное Украинское государство – это идол, ради которого они уничтожали свой собственный народ.



Объявление в городе Хырове – стандартная форма о казни, куда вписывается фамилия жертвы


АМЕРИКАНСКИЕ СПОНСОРЫ БАНДЕРЫ

– Почему немцы выпустили Степана Бандеру?


– В начале 44-го года на связь с гитлеровцами вышел один из руководителей ОУН-Бандеры Иван Гриньох, и одним из условий сотрудничества ОУН с Германией он поставил – облегчение жизни всем арестованным оуновцам, вплоть до освобождения Бандеры.

Кстати, чуть позже УПА пытается наладить связь уже со всеми без разбора – в этом смысле ОУН-УПА отличала поразительная беспринципность. Они резко меняют отношение к полякам, выходят на Армию Крайову с предложениями о совместной борьбе против Красной Армии. Пытаются договориться с различными вооруженными формированиями славянской части Европы, чтобы объединиться против общего врага – Красной Армии. А в январе-марте 45-го года представители УПА вышли на переговоры и с советским правительством. Было, по меньшей мере, две встречи, где они пытались договориться о том, как прекратить кровопролитие. Они просили привлечь к диалогу видных украинских деятелей культуры. В том числе, на переговоры ездил писатель Андрей Головко.

– В них участвовал и Бандера?

– Так Бандера же все время был за границей, руководил из-за кордона! Он и не появлялся на любимой Украине... Он вообще старался никогда не лезть в гущу схватки. Связной поставил его в известность о переговорах, но, судя по тому, что после двух встреч, переговоры прекратились, Бандера был против контактов с Советским Союзом. Политически ему, как и другим руководителям ОУН, находившимся в Германии, было выгодно продолжение активных действия УПА в пользу нацистов. Чем они масштабнее, тем больше можно было получить от Германии (и не только) вооружения и любой возможной помощи. Найти в поствоенном мире новых сторонников, готовых оказывать поддержку борьбе УПА, была задача ОУН и Степана Бандеры.

И УПА продолжала действовать на Украине вплоть до 1954 года, когда был арестован ее последний руководитель Василий Кук. Он, кстати, умер только в 2007 году. Сидел в лагерях, был освобожден, жил на Украине, собирал материалы об УПА в архивах, написал ряд исследований по теме.




– Почему оказалось так сложно справиться с Украинской повстанческой армией после войны?

– В первую очередь, потому, что до 1947 года включительно к ним шли поставки оружия и помощь из-за границы. После войны Бандера быстро сориентировался и стал обращаться за содействием к западным державам. «Спонсорами» выступили американцы. Не забывайте и об огромной украинской диаспоре в Штатах и в Канаде – они тоже всегда оказывали поддержку. Фактически, это были незаконные вооруженные формирования, но очень масштабные, охватывающие огромное количество областей, отлично организованные, с очень четкой структурой, вплоть до «четверок»-«пятерок» – маленьких групп. В качестве связных они использовали девушек, подростков, которые свободно передвигались между селами…

– И сегодня, как мы знаем, молоденькие девушки заходили в киевские палаты «проведать» беркутовцев, а узнав, где те лежат, звонили по телефонам Правого Сектора...

– Кстати, очень часто в качестве связных задействовали и детей. Шла активная переписка – я даже не ожидала, что от УПА сохранится столько материалов в архивах. Когда гарнизоны Красной Армии ещё стояли, было немножко потише, а потом назначенная советская администрация и силовые структуры просто боялись ездить по селам и хуторам – сидели по райцентрам. Хотя УПА нападала и на райцентры. А население было вообще смертельно запугано, и потому не давало никаких сведений. Повсюду в лесах и населенных пунктах были схроны, отовсюду выглядывали бандеровские «глаза и уши», и люди боялись, что их семья может не встретить следующее утро. Когда ночью к тебе в любой момент могут прийти – сосед на тебя показал...




– Как трансформировалось отношение к УПА простых украинцев?

– Поначалу они, конечно, их приветствовали, тем более, что пропаганда была на высшем уровне. А потом наступил такой страх, что он затмил всё. Ведь бандеровцы занимались показательным устрашением – вешали на воротах, на деревьях, бросали в колодцы, пытали… все это описано в сборнике, и на ночь читать не рекомендую, просто страшно. После 1945-го на Западную Украину возвращались фронтовики, и в страхе за свои семьи они скрывали, что они имеют награды и воевали в Красной Армии. А ещё послевоенную Украину надо было восстанавливать, началась мобилизация на работы. Естественно, УПА и ОУН категорически выступали за саботаж любых работ «на Советы». Плюс диверсии – подрывы нефтепромыслов, нападение на маленькие районные городки, уничтожение связи…

Фактически, это была война с собственным населением, вот что самое ужасное. Этот тотальный ужас продолжался до конца 47-48 года. То есть, представьте: с 39 по 48 год – в течение 9 лет – люди жили в постоянном страхе. За это время выросли дети. Этот ужас закрепился в сознании народа очень сильно.




– Но почему же, в таком случае, на Западной Украине нет какой-то массовой прививки против бандеровской идеологии?

– Думаю, дело в том, что промывке мозгов они всегда уделяли огромнейшее внимание, особенно в последние 20 лет. Пропагандистская работа не прекращалась и до самого 1954 года – многочисленные листовки, призывы. А еще фальсификации.

– Тоже нормальная сегодняшняя практика. Насколько они были распространены?

– По крайней мере, могу сказать о двух совершенно официальных фальшивках. Это приказ НКВД СССР о тотальном выселении всех украинцев в Сибирь – с номером, с датой, все как положено... Такие приказы распространялись в виде листовок. Во второй половине 90-х украинцы даже публиковали этот документ как реальный, но потом решили о нём тихо забыть. А вторую фальшивку мы обнаружили при подготовке сборника в архиве Министерства обороны – постановление Совета народных комиссаров о выселении всех украинцев в Якутию. Но это позволяло УПА занимать позицию: «Мы же боремся за вас, чтобы вас не выселили». Таким образом, сотрудничество с органами Советской власти продвигалось очень плохо. А сегодня массовая пропаганда и фальсификации снова приводят к шквалу русофобских настроений на Украине.





ЖЕЧЬ, ГРОМИТЬ, УБИВАТЬ

– Получается, суть украинского националистического движения во многом остаётся сегодня прежней?


– Именно так, и потому его характер и идеологические корни невероятно важно уяснить. Посмотрите: поиски внешнеполитического партнёра в стремлении получить оружие и финансирование, подготовка групп к террористической и диверсионной деятельности, жесткая структура, мощная пропагандистская машина, призывы к самопожертвованию на грани культа смерти, подогревание людского недовольства провокациями (а вооружённые группы при этом уже наготове) – все как во времена Бандеры... Ведь откуда возникла такая неожиданная для многих готовность Майдана жечь, громить, убивать?

– Многих поразила стремительная «эволюция» интеллигенции, хорошо выраженная в восторженной исповеди одного из лидеров Автомайдана Сергея Пояркова («Бульвар Гордона № 8 (460) февраль 2014 г.). От осуждения методов Правого Сектора они быстро перешли к дружескому и даже восхищенному: «Теперь я регулярно общаюсь с Ярошем, и он с улыбкой Чеширского Кота смотрит на меня, когда признаюсь: «Дима, я недавно противником твоим был!... А теперь понимаю, что коктейли Молотова гораздо более действенны!». С некоторых пор горящий беркутовец не вызывает у меня чисто человеческого сочувствия…»

– Идентичность сценария, конечно, поражает. Но какое развитие он примет в современных условиях?

– Вы объяснили, что договориться с такими людьми невозможно. Что же получается – остановить эту силу можно только силой?

– В конце сборника мы опубликовали докладную записку Берии, адресованную в 1953- году Молотову. В ней Берия признавал: мы допустили ошибку – надо было искать другие пути… В частности, следует бороться с националистическим украинским подпольем и его вооруженными бандами не «применением чекистско-войсковых операций», а преимущественно «агентурно-оперативными методами». Не следовало было допускать насильственной русификации, сажать на местах «проверенных партийцев», нужно было больше работать с местными активистами, чтобы понять специфику края. Очень важно было, писал Берия, и вовремя прислушиваться к нуждам населения... Я думаю, нужно прислушаться к его словам.

– Что вы имели в виду, говоря у культе смерти у бандеровцев? Ведь они христиане?

– В документах ОУН-УПА очень много говорится о призвании к высшей цели, о самопожертвовании. Взять, например, знаменитый Декалог 1929 года – «10 заповедей украинского националиста» – это же просто Библия фанатика: «Я дух извечной стихии…!» – «Получишь Украинскую державу или умрешь в борьбе за нее», «Отомсти за смерть великих рыцарей», «Не колеблясь исполни самую опасную работу, если этого требует дело», «Ненавистью и безоглядной борьбой будешь принимать врагов твоей Нации», «Ни просьбы, ни угрозы, ни пытки, ни смерть не заставят тебя предать тайну». Это очень странное христианство – со своими нехристианскими заповедями…



Жизнь как героический подвиг, гибель в борьбе за Украинское государство, культ смерти, культ героев – важнейшие элементы бандеровской идеологии. «Небесная сотня» – продолжение этого оуновского культа. Сегодня последователи Бандеры, по сути, обращаются к внукам загубленных ими людей со словами: «Да, ваши родственники пострадали, но это были не напрасные жертвы, ведь УПА боролась за нашу независимость. И мы ее наконец достигли! А теперь должны её отстоять»…

– Вероятно, как и когда-то, это идея особенно хорошо ложится на душу молодых людей, которые ещё ничем не заполнены…

– Вы знаете, если ознакомиться с протоколами допросов, все сторонники Бандеры были действительно очень молоды – 20-25 лет. Когда им было 14-15, им внушили идею героической борьбы за процветание Украинского государства. Воспитанию молодежи, как и пропагандистской литературе ОУН уделяла огромное значение – в подтверждение есть масса документов.

Очень точны слова митрополита Галицкого Андрея Шептицкого, написанные ещё в 1934 году на смерть директора гимназии Бабия – он был убит по приказу Степана Бандеры: «Украинские террористы, которые безопасно сидят за границами края, используют наших детей для убийства родителей, а сами в ореоле героев радуются такому выгодному житью».


Беседу вела Виктория Григорова, Агентство федеральных расследований FLB.ru, специально для «Совершенно секретно». Оффлайн-версию читайте в «Совершенно Секретно» №4 2014 г.
http://flb.ru/info/57513.html

Tags: Бандера, Украина, история
Subscribe

  • Р о л ь П о л ь ш и

    Я перечислил выше три основных условия прочности современной европейской системы. К ним надо прибавить еще одно: Польшу. Без сильной Польши нет…

  • Поляки готовят вторжение в Белоруссию.

    Коллеги из тг-канала Незыгарь произвели на свет сенсацию опубликовав пост со следующей информацией: «Если верить многочисленным сообщениям в…

  • Что делать с Польшей?

    Сева Рига написал интересное: Сначала он излагает свежие факты о уже известном: Польшу опять прорвало. Такое впечатление, что чем хуже в ЕС, тем…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments